Май 30, 2017

Геннадий Корбан: У Коломойского просто совпали дорожки с Тимошенко

Декабрь 25, 2010    ИнтервьюРаспечатать эту статью

Геннадий Корбан: У Коломойского просто совпали дорожки с Тимошенко

Продолжение интервью с представителем группы “Приват” в рейдерских и корпоративных конфликтах Геннадием Корбаном. Начало читайте здесь: Геннадий Корбан: Влияние на “1+1” – это больше, чем иметь свою фракцию в парламенте…

– Расскажите историю становления “Приватбанка”. По некоторой информации Коломойскому и Милославскому помогали их родители, которые были цеховиками?

– “Приватбанк” был создан в начале 1990-х. Был такой парень – Сергей Тигипко, который носился по городу с идеей сделать банк. На это нужны были средства, но никакие отцы никаких денег не давали.

Коломойский и Боголюбов находятся в бизнесе с 1986–87 года, когда вышел первый закон о кооперации. Они начинали бизнес с импорта оргтехники из Юго-Восточной Азии и создали компанию под названием “Сентоза”. Это остров развлечений в Сингапуре.

Первыми учредителями “Приватбанка” были три компании – “Солм”, “Сентоза” и “Вист”. “Вист” куда–то делся… Видимо, это был их какой–то временный партнер.

Льву Милославскому и Алексею Мартынову принадлежала компания “Солм”, а Коломойскому и Боголюбову – компания “Сентоза”. На сегодняшний день мне не известна точная картина собственности в “Приватбанке”. Я знаю, что менеджмент тоже владеет какой–то долей, до 10 процентов.

– Кто отвечает за “Приватбанк” – кто там управляющий партнер?

– Господин Боголюбов.

– А в других бизнесах?

– Шульман управляет коксохимами, он также имеет совместный проект под названием People.Net. За банк отвечает непосредственно Боголюбов. Коломойский практически сам управляет ферросплавным бизнесом. В нефтяном бизнесе у него есть управляющие партнеры – Киперман, Палица и еще ряд людей. Какие–то особо стратегические решения принимаются, естественно, при участии Коломойского.

– Существует ли какой–то бизнес, где бы Коломойский был младшим партнером по отношению к другим? Или он везде ключевой партнер?

– Я думаю, что он везде ключевой партнер.

– Но управляет он только ферросплавами?

– Ферросплавным бизнесом Коломойский управляет сам, но трейдинг осуществляет Алексей Мартынов.

– Вы когда–то собираетесь все вместе для обсуждения бизнес–стратегии?

– Нет, все вместе мы собираемся на каких–то днях рождения или праздниках.

– А братья Суркисы стали управляющими партнерами Коломойского?

– Они – управляющие партнеры Коломойского в энергетике – это шесть облэнерго.

– Известно, что Коломойский связан с футбольным клубом “Динамо” (Киев).

– Поверьте мне, “Динамо” принадлежит Суркисам.

– Но как объяснить тот факт, что вы, Геннадий Корбан, занимаетесь некоторыми вопросами по “Динамо”?

– Да, я помогаю им. Но это личная помощь, о которой меня просили братья Суркисы. Когда Григоришин начал рейдерские атаки в отношении “Динамо”, я проникся их проблемами. “Динамо” для Суркисов – как их ребенок, клуб для них важнее “Криворожстали” или облэнерго.

Поэтому мы вместе с Борисом Филатовым (партнер Корбана) защищали “Динамо” от поглощения господином Григоришиным.

Могу сказать, что сегодня Григоришин полностью потерял контроль. У него вообще нет в реестре никаких корпоративных прав, ни одной акции!

– В новой версии реестра, который изменили, чтобы списать акции с Григоришина…

– Почему в новой? Все было сделано красиво, законно и правильно. Вполне возможно, на каком–то этапе Григоришину принадлежала 0,1% корпоративных прав “Динамо”. Сделка о продаже ему этих 0,1% признана недействительной.

Соответственно, в реестре сделан поворот. И эти акции сегодня принадлежат другому очень известному человеку, который их официально купил на вторичном рынке. Это вдова господина Лобановского. Пусть Григоришин у нее попробует их забрать.

– Если Коломойский не имеет отношения к “Динамо”, как объяснить его роль в покрытии значительных расходов клуба через спонсорство? Так же Абрамович не напрямую контролировал клуб ЦСКА…

– Это просто обычное спонсорство. Не Коломойский, а “Приватбанк” имеет свой рекламный бюджет, который размещает наиболее выгодно. Очевидно, они договорились с “Динамо” (Киев) о том, что “Приватбанк” является спонсором клуба среди банков. И я уверен, что Коломойский в процессе спонсорства “Динамо” лично не принимал никакого участия.

– А вы не видите здесь нарушения нормы о том, что не может быть один владелец у двух клубов высшей лиги украинского футбола? А здесь мы имеем случай, когда Коломойский причастен сразу к трем командам – “Динамо”, “Днепр”, “Нафтовик–Укрнафта”?

– В данном случае напрямую никто ни с кем не связан. То, что делает “Приватбанк” – это не более, чем размещение рекламного бюджета, но это не поддержание клуба “Динамо” (Киев) на плаву.

Бойко – это Фирташ, нормальные, договороспособные люди

– Государство уже много лет безуспешно пытается поставить свой менеджмент на “Укрнафте”. Абсурд – государство владеет контрольным пакетом, а “Приват” – только 42%, но именно он руководит компанией. Каждый раз государство пытается убрать менеджмент Коломойского в “Укрнафте”, но это заканчивается безрезультатно…

– Это обычный шантаж. Палица был назначен руководителем “Укрнафты” в 2003 году, еще при Кучме. До этого там был представитель государства господин Салмин. Компанию мы приняли в кошмарном состоянии, у нее была масса кредиторов, масса кредитов, масса совместных предприятий непонятно с кем по добыче нефти!

Сегодня “Укрнафта” фактически выстраивается как вертикально интегрированная компания. За время, пока Коломойский управляет “Укрнафтой” как акционер…Его даже нельзя назвать миноритарным, потому что владелец более 40% – это скорее кумулятивный акционер, чем миноритарный.

Так вот, за это время только официально выплачено более 2 миллиардов гривен дивидендов, в том числе – государству.

Но когда приходит новая власть, независимо от ее цвета, она всегда начинает с “Укрнафты”. Потому что это прибыльная, доходная компания!

– Разве вы не согласны, что государство должно контролировать то, что принадлежит ему?

– Практически все решения принимаются наблюдательным советом, где 6 из 11 членов представляют государство. Я считаю, что если государство доверяет частной компании контролировать текущую деятельность, в этом нет ничего плохого.

– Правда, что Третьяков после революции тоже пытался заставить “Укрнафту” работать солидарно с его личными интересами?

– Вы очень некорректно формулируете вопрос. Был момент, когда Третьяков входил в наблюдательный совет “Укрнафты”, он также рекомендовал человека на пост главы наблюдательного совета…

– То есть, это была попытка новой власти подружиться с “Приватом” на выгодных условиях?

– Опять же, некорректно говорить “попытка”. Есть новая власть, ее кто–то представляет. Ее представлял Третьяков, поэтому мы работали с тем, кто представлял новую власть.

– Как вы узнаете, что этот человек представляет новую власть?

– Очень просто. 50%+1 акция принадлежит НАК “Нефтегаз”. Соответственно, когда приходит новый министр топлива и энергетики, он сажает в кресло своего человека на НАК “Нефтегаз”, и те сразу инициируют собрание акционеров “Укрнафты”.

– Бойко точно так же пытался заставить Коломойского…

– Некорректно вы формулируете – “заставить”. Когда начинают “заставлять” Коломойского, обычно возникает дух противоречия…(улыбается). Заставить его что–то делать тяжело. Можно заставить слабых людей, а “Приват” бороться умеет. Поэтому, скорее всего, речь идет о каких–то договоренностях, каком–то компромиссе.

– Кто договаривался от Бойко с Коломойским, чтобы вас оставили с “Укрнафтой” в покое? Когда пришел Янукович, он ведь сразу предложил, чтобы компанию возглавил представитель не “Привата”, а государства?

– Янукович, кстати, до сих пор не оставляет эту идею. А Бойко… Нельзя сказать, что он представляет интересы Януковича. Бойко – это Фирташ, это немножко другая группа, они нормальные, деловые, договороспособные люди…

– И доказательство тому – договоренность о слиянии в химической промышленности Фирташа и Коломойского?

– По–моему, эти договоренности не реализованы. Хотя я знаю, что были попытки приобретения “Укрнафтой” ряда химических предприятий – “Днепроазот” (контролирует Коломойский) и “Ровноазот” (контролирует Фирташ).

Такая концентрация обсуждалась на наблюдательных советах “Укрнафты” в моем присутствии, но конкретных решений принято не было.

Я так понимаю, что химический холдинг Коломойского и Фирташа имеет смысл делать, когда будет решена судьба приватизации Одесского припортового завода. Легче сброситься вместе, может, привлекая также Александра Ярославского (контролирует “Черкассыазот”), и купить этот завод.

– И что, “Приват” будет пытаться его приватизировать?

– Да, конечно, будет участвовать в приватизации Одесского припортового завода.

У Коломойского уникальный черный юмор

– Два года назад между “Приватом” и Пинчуком был конфликт вокруг Никопольского завода ферросплавов. Сейчас он улажен, НЗФ совместно управляется Пинчуком и “Приватом”. Правда, что Пинчук пошел на уступки, когда понял, что не сможет продать Укрсоцбанк, если не помирится с Коломойским?

– Нет, Укрсоцбанк – это был всего лишь небольшой механизм стимулирования…

– …Виктора Михайловича к сговорчивости?

– Да. Но этот механизм возник уже в тот момент, когда переговоры шли. Это был просто какой–то дополнительный стимул. Но я думаю, что Виктор Михайлович ничего не проиграл от того, что тогда не продал Укрсоцбанк, потому что он сегодня стоит гораздо дороже.

– Как вам удалось закончить конфликт вокруг Никопольского завода ферросплавов?

– Вы знаете, что Верховный Суд принял одиннадцатую кассационную жалобу Виктора Михайловича Пинчука и изменил свое решение, отправил дело на рассмотрение в новом составе суда. А суд принял решение о том, что Виктор Михайлович законно купил НЗФ… (улыбается)

– Сколько это стоило?

– Дорого. Слишком много нервов.

– Кто помирил Пинчука и Коломойского?

– Что значит помирил? С Игорем Валерьевичем очень тяжело поссориться. Потому что, несмотря на какие–то корпоративные конфликты или проекты, которые он ведет, он это никогда не переводит в личный конфликт.

Я помню, это было ради шутки… Помните знаменитое выступление госпожи Богословской на НЗФ, когда она поднимала массы. А Коломойский в этот момент позвонил Пинчуку и говорит: “Витя, ты держишь правый фланг, а мы уже с левого заходим! Ты там посмотри”.

У Коломойского очень уникальное черное чувство юмора, и он никогда не переводит это в личный конфликт.

При том что у Коломойского и Пинчука был какой–то корпоративный конфликт относительно НЗФ. При том что НЗФ – это стратегический проект для ферросплавного бизнеса Коломойского. При том что Коломойский ужасно обижен на то, что Кучма наглым образом его не допустил к приватизации этого завода, хотя он готов был отдать ФГИ в два–три раза больше за тот же пакет акций.

Основная претензия к Пинчуку была следующая. В 2003 году, на момент приватизации НЗФ, Коломойский владел там блокирующим пакетом – 26%. Пинчук, находясь в определенной политической обойме, на тот момент имел все шансы недорого приватизировать завод.

В этот момент Пинчук встретился с Коломойским. И Игорь Валериевич сказал ему, а потом повторил это в своем интервью: “Витя, ты, когда заходишь в магазин, берешь все что хочешь, но впереди касса, нужно платить. Поэтому я тебе предлагаю заплатить нормальную цену и вместе купить завод”.

Виктор Михайлович отверг это предложение и решил купить НЗФ самостоятельно. Как вы знаете, это было 400 млн. гривен, что составляло 80 млн. долларов. При том что это – крупнейший завод в Европе, который стоит других денег.

И в этом случае проводить ограниченный конкурс – просто преступление! Естественно, когда поменялась власть, у нас была возможность пересмотреть итоги той продажи НЗФ. Тем более, что…

– …Юлия Владимировна на посту премьера была с вами согласна.

– Тут просто совпали дорожки. Знаете, бывает так, что сегодня нам с вами по пути, а завтра нет. Вот тогда совпали пути Тимошенко и Коломойского.

У Коломойского был интерес вернуть это государству и честно купить. О чем и было заявлено везде, открыто в прессе, что он готов давать 500 млн. долларов, готов участвовать в честной приватизации контрольного пакета. Собственно, это совпадало с идеологией, которую проводила Тимошенко и президент. Если помните, первой ласточкой была “Криворожсталь”.

– Но потом Ющенко сказал, что НЗФ пытались от одной банды жуликов передать другой банде жуликов!

– Была такая фраза…

– Правда, потом Коломойский с президентом помирился…

– Он с ним и не ссорился. Я думаю, что президент просто был недостаточно информирован, о чем идет речь. Сейчас конфликт окончен.

– Но этот конфликт привел к отставке Тимошенко в 2005 году с поста премьер–министра!

– Нет. Конфликт явился неким катализатором отношений Тимошенко, Ющенко, Порошенко. Потому что на тот момент Порошенко откровенно лоббировал интересы Григоришина, который, в свою очередь, представлял интересы Абрамова и Вексельберга. А именно им Пинчук хотел продать контрольный пакет НЗФ.

– Вы хотите сказать, что Пинчук не имел такого права?

– Да, имел право. Но это все равно, что купить угнанный автомобиль.

– Но и ваши методы борьбы нельзя назвать безупречными, когда вы, чтобы остановить процессы по НЗФ, использовали определения каких–то совершенно “левых” судов! Всем ведь очевидно, что это рейдерские схемы.

– Нельзя сказать, что рейдерские… Суды по НЗФ действительно тянулись с 2003 года. Поскольку тогда админресурс был у Кучмы, мы не могли его преодолеть никакими средствами, ведь Виктор Михайлович имел этот админресурс.

Единственным способом передавить этот админресурс была диверсификация судебных процессов. Что и было сделано до 2004 года, до прихода новой власти. А когда пришла новая власть, появилась реальная возможность инициировать от имени Генпрокуратуры в интересах Кабинета министров иск о пересмотре сделки по продаже 50% акций НЗФ.

– А Коломойский подталкивал Тимошенко инициировать этот процесс?

Коломойский с Тимошенко вообще не общался. Они вообще виделись до этого, может быть, один раз в жизни.

– Им не нужно было видеться, ведь посредником был Бродский.

– Бродский играл какую–то роль, но я бы не сказал, что она была ключевая или что он являлся человеком, который осуществлял какую–то координацию между Коломойским и Тимошенко.

Гарантом между Коломойским и Пинчуком выступил россиянин

– Когда Тимошенко возглавила процесс возвращения НЗФ в госсобственность, вдруг всплыла фамилия Березовского с его представителем Босовым, который якобы купил часть НЗФ у Коломойского. Расскажите, что тогда происходило?

– Они ничего не купили, хотя была договоренность, я могу ее подтвердить, что если НЗФ вернется в государственную собственность и будет выставлен на продажу, то Босов как бизнесмен (а не как представитель Березовского) будет принимать солидарное участие с Коломойским в покупке завода у государства.

– Но Босова ассоциируют с Березовским так же, как Корбана – с Коломойским!

– Может быть. Но я бы не сказал, что Босов – человек Березовского. Он самостоятельный бизнесмен, достаточно обеспеченный. На тот момент действительно была такая договоренность.

– Кто стал гарантом соблюдения договоренностей между Пинчуком и Коломойским вокруг НЗФ?

– Один российский бизнесмен…

– Михаил Воеводин, представитель “лужниковской группы”?

– Я не буду называть чье-то имя. Этот гарант был привлечен скорее Виктором Михайловичем, чем Коломойским. А Коломойский на него согласился.

– Сколько процентов акций получил гарант?

– Я не имею права это разглашать.

– Пинчук так боялся Коломойского, что захотел еще привлечь гаранта?

– Нельзя сказать, что Пинчук боялся Коломойского. Может быть, ему потребовалась третья сторона. Знаете, это так называемый ad hoc. Вот мы договорились, заключили договор. Но, чтобы не обращаться в какие–то суды, мы можем выбрать каких–то квалифицированных уважаемых людей, которые составят ad hoc.

Например, вы говорите: “Я хочу, чтобы моим арбитром был, например, Геннадий Корбан”, а я сказал, что хочу, чтобы моим арбитром был господин Филатов, например. Это обычная цивилизованная форма договоренности.

– Где проходила эта встреча, на которой было достигнуто примирение между Пинчуком и Коломойским?

– Встречи проходили в разных местах. В основном, в офисе у Виктора Михайловича, но часто и в Женеве, и еще где–то.

– Но что двигало Пинчуком, когда он предложил посредника в договоренности с Коломойским? Может, он боялся, потому что помнит историю с покушением на адвоката Карпенко, который работал с Пинчуком и Григоришиным. В заказе этого покушения подозревался Коломойский, и был даже выдан ордер на арест Коломойского по этому делу.

– Манипулируя этим так называемым адвокатом Карпенко, Пинчук… Я не хочу говорить плохо о Викторе Михайловиче… Более того, я восхищаюсь Пинчуком как меценатом, который понимает современное искусство и несет его в Украину. Здесь он номер один!

Поэтому будем говорить так: сначала окружение Кучмы, а позднее – окружение Порошенко всячески пытались, манипулируя некими заявлениями этого адвоката, привлечь Коломойского к какой–то уголовной ответственности.

– Но ведь было даже представление следователя в Печерский суд на арест Коломойского!

– Да, но оно было абсолютно безосновательное. Потому что на основании заявления нельзя арестовать человека.

– Но было же уголовное дело!

– Это уголовное дело было высосано из пальца.

– А представление на арест Коломойского, которое приезжал забирать в Печерский суд лично Пискун, который тогда был генеральным прокурором?

– Я не буду этого отрицать. Я не присутствовал, когда Пискун приезжал. Я знаю об этом процессе, потому что Коломойский является моим партнером. И о вещах, связанных с ограничением свободы, что касается семьи и еще чего–то…

Мы друг другу помогаем, мы дружим. И я тоже принял участие в этой ситуации, но совершенно бесплатно. Потому что считал это своим долгом по отношению к Коломойскому.

Это было уголовное дело, просто придуманное на ровном месте по заявлению некоего адвоката, как вы говорите, или Пинчука, или Григоришина, или Порошенко – по фамилии Карпенко. Его нельзя даже назвать адвокатом. Наверное, это какой–то юрист, имеющий какую–то лицензию, который был использован большими людьми в качестве заявителя против Коломойского. Но это была сущая провокация, и не больше.

Третья часть интервью: Геннадий Корбан: Коломойский, как Плюшкин, не любит продавать – он только покупает

Метки: ,








  • Сергей Б.

    Приват Рулит)

PHVsPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19hZF9jb250ZW50PC9zdHJvbmc+IC0gdHJ1ZTwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2FkX2NvbnRlbnRfYWRzZW5zZTwvc3Ryb25nPiAtIDxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPVwiLy9wYWdlYWQyLmdvb2dsZXN5bmRpY2F0aW9uLmNvbS9wYWdlYWQvanMvYWRzYnlnb29nbGUuanNcIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0g0J/RgNC10LTQv9GA0LjQvdC40LzQsNGC0LXQu9GMICjQkiDRgdGC0LDRgtGM0LUpIC0tPg0KPGlucyBjbGFzcz1cImFkc2J5Z29vZ2xlXCINCiAgICAgc3R5bGU9XCJkaXNwbGF5OmlubGluZS1ibG9jazt3aWR0aDo0NjhweDtoZWlnaHQ6MTVweFwiDQogICAgIGRhdGEtYWQtY2xpZW50PVwiY2EtcHViLTMyNzE1MzExMjk0MzQ3ODBcIg0KICAgICBkYXRhLWFkLXNsb3Q9XCIxOTc4NTgzNDQxXCI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlIHx8IFtdKS5wdXNoKHt9KTsNCjwvc2NyaXB0PjwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2FkX2NvbnRlbnRfaW1hZ2U8L3N0cm9uZz4gLSBodHRwOi8vcHJlZHByaW5pbWF0ZWwuY28udWEvd3AtY29udGVudC93b29fdXBsb2Fkcy8yOS1yZXN0b3Jhbi1iaXMuanBnPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fYWRfY29udGVudF91cmw8L3N0cm9uZz4gLSBodHRwOi8vcHJlZHByaW5pbWF0ZWwuY28udWEvZW50cmVwcmVuZXVyc2hpcC9wcmFjdGljZS9vcGVuLXJlc3RhdXJhbnQ8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19hZF9oZWFkZXI8L3N0cm9uZz4gLSB0cnVlPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fYWRfaGVhZGVyX2NvZGU8L3N0cm9uZz4gLSA8c2NyaXB0IGFzeW5jIHNyYz1cIi8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzXCI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tINCf0YDQtdC00L/RgNC40L3QuNC80LDRgtC10LvRjCAoVG9wKSAtLT4NCjxpbnMgY2xhc3M9XCJhZHNieWdvb2dsZVwiDQogICAgIHN0eWxlPVwiZGlzcGxheTppbmxpbmUtYmxvY2s7d2lkdGg6NDY4cHg7aGVpZ2h0OjYwcHhcIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD1cImNhLXB1Yi0zMjcxNTMxMTI5NDM0NzgwXCINCiAgICAgZGF0YS1hZC1zbG90PVwiODAyNTExNzA0OVwiPjwvaW5zPg0KPHNjcmlwdD4NCihhZHNieWdvb2dsZSA9IHdpbmRvdy5hZHNieWdvb2dsZSB8fCBbXSkucHVzaCh7fSk7DQo8L3NjcmlwdD48L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19hZF9oZWFkZXJfaW1hZ2U8L3N0cm9uZz4gLSBodHRwOi8vcHJlZHByaW5pbWF0ZWwuY28udWEvd3AtY29udGVudC93b29fdXBsb2Fkcy8yOC1yZXN0b3Jhbi1iaXMtcy5qcGc8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19hZF9oZWFkZXJfdXJsPC9zdHJvbmc+IC0gaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL2VudHJlcHJlbmV1cnNoaXAvcHJhY3RpY2Uvb3Blbi1yZXN0YXVyYW50PC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fYWRfbGVhZGVyYm9hcmRfZjwvc3Ryb25nPiAtIHRydWU8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19hZF9sZWFkZXJib2FyZF9mX2NvZGU8L3N0cm9uZz4gLSA8b2JqZWN0IHdpZHRoPVwiNzI4XCIgaGVpZ2h0PVwiOTBcIiBjb2RlYmFzZT1cImh0dHA6Ly9kb3dubG9hZC5tYWNyb21lZGlhLmNvbS9wdWIvc2hvY2t3YXZlL2NhYnMvZmxhc2gvc3dmbGFzaC5jYWIjdmVyc2lvbj02LDAsMjksMFwiIGNsYXNzaWQ9XCJjbHNpZDpkMjdjZGI2ZS1hZTZkLTExY2YtOTZiOC00NDQ1NTM1NDAwMDBcIj48cGFyYW0gdmFsdWU9XCIvd3AtY29udGVudC93b29fdXBsb2Fkcy84LTUtNzI4eDkwYS5zd2ZcIiBuYW1lPVwibW92aWVcIj48cGFyYW0gdmFsdWU9XCJoaWdoXCIgbmFtZT1cInF1YWxpdHlcIj48ZW1iZWQgd2lkdGg9XCI3MjhcIiBoZWlnaHQ9XCI5MFwiIHR5cGU9XCJhcHBsaWNhdGlvbi94LXNob2Nrd2F2ZS1mbGFzaFwiIHBsdWdpbnNwYWdlPVwiaHR0cDovL3d3dy5tYWNyb21lZGlhLmNvbS9nby9nZXRmbGFzaHBsYXllclwiIHF1YWxpdHk9XCJoaWdoXCIgYmdjb2xvcj1cIiNmZmZmZmZcIiBzcmM9XCIvd3AtY29udGVudC93b29fdXBsb2Fkcy84LTUtNzI4eDkwYS5zd2ZcIj48L29iamVjdD48L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19hZF9sZWFkZXJib2FyZF9mX2ltYWdlPC9zdHJvbmc+IC0gaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL3dwLWNvbnRlbnQvd29vX3VwbG9hZHMvOC01LTcyOHg5MGEuanBnPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fYWRfbGVhZGVyYm9hcmRfZl91cmw8L3N0cm9uZz4gLSBodHRwOi8vYXJ0ZXhtZWRpYS5jb20udWE8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19hbHNvX3NsaWRlcl9lbmFibGU8L3N0cm9uZz4gLSB0cnVlPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fYWxzb19zbGlkZXJfaW1hZ2VfZGltZW50aW9uc19oZWlnaHQ8L3N0cm9uZz4gLSAxMTU8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19hbHRfc3R5bGVzaGVldDwvc3Ryb25nPiAtIGRlZmF1bHQuY3NzPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fYXJjaGl2ZV9wYWdlX2ltYWdlX2hlaWdodDwvc3Ryb25nPiAtIDE1MDwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2FyY2hpdmVfcGFnZV9pbWFnZV93aWR0aDwvc3Ryb25nPiAtIDE1MDwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2F1dG9faW1nPC9zdHJvbmc+IC0gdHJ1ZTwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2NhdF9tZW51PC9zdHJvbmc+IC0gdHJ1ZTwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2NvbnRhY3RfcGFnZV9pZDwvc3Ryb25nPiAtIDEzNjQ8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19jdXN0b21fY3NzPC9zdHJvbmc+IC0gPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fY3VzdG9tX2Zhdmljb248L3N0cm9uZz4gLSBodHRwOi8vcHJlZHByaW5pbWF0ZWwuY28udWEvd3AtY29udGVudC93b29fdXBsb2Fkcy9mYXZpY29uLmljbzwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2V4Y2VycHRfZW5hYmxlPC9zdHJvbmc+IC0gdHJ1ZTwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2ZlYXR1cmVkX2ltYWdlX2RpbWVudGlvbnNfaGVpZ2h0PC9zdHJvbmc+IC0gMzcwPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fZmVhdHVyZWRfc2lkZWJhcl9pbWFnZV9kaW1lbnRpb25zX2hlaWdodDwvc3Ryb25nPiAtIDc1PC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fZmVhdHVyZWRfdGFnPC9zdHJvbmc+IC0gPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fZmVhdHVyZWRfdGFnX2Ftb3VudDwvc3Ryb25nPiAtIDU8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19mZWVkYnVybmVyX3VybDwvc3Ryb25nPiAtIDwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2dvb2dsZV9hbmFseXRpY3M8L3N0cm9uZz4gLSA8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19oaWdobGlnaHRzX3Nob3c8L3N0cm9uZz4gLSB0cnVlPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29faGlnaGxpZ2h0c190YWc8L3N0cm9uZz4gLSBwcmFrdGljaGVza2l5LXNvdmV0PC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29faGlnaGxpZ2h0c190YWdfYW1vdW50PC9zdHJvbmc+IC0gMzwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2hpZ2h0bGlnaHRzX2ltYWdlX2RpbWVudGlvbnNfaGVpZ2h0PC9zdHJvbmc+IC0gNzU8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19sb2dvPC9zdHJvbmc+IC0gaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL3dwLWNvbnRlbnQvd29vX3VwbG9hZHMvMzItMzAtbG9nby5wbmc8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19tYW51YWw8L3N0cm9uZz4gLSBodHRwOi8vd3d3Lndvb3RoZW1lcy5jb20vc3VwcG9ydC90aGVtZS1kb2N1bWVudGF0aW9uL3RoZS1qb3VybmFsLzwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX25hdl9leGNsdWRlPC9zdHJvbmc+IC0gPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fcmVjZW50X2FyY2hpdmVzPC9zdHJvbmc+IC0gIzwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX3Jlc2l6ZTwvc3Ryb25nPiAtIGZhbHNlPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fc2hvcnRuYW1lPC9zdHJvbmc+IC0gd29vPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fc2luZ2xlX3Bvc3RfaW1hZ2VfaGVpZ2h0PC9zdHJvbmc+IC0gMzUwPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fc2luZ2xlX3Bvc3RfaW1hZ2Vfd2lkdGg8L3N0cm9uZz4gLSAyOTM8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19zbGlkZXJfaGVhZGluZzwvc3Ryb25nPiAtINCf0L7RgdC70LXQtNC90LjQtSDQv9GD0LHQu9C40LrQsNGG0LjQuDwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX3RoZW1lbmFtZTwvc3Ryb25nPiAtIFRoZSBKb3VybmFsPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fdXBsb2Fkczwvc3Ryb25nPiAtIGE6MjU6e2k6MDtzOjY1OiJodHRwOi8vcHJlZHByaW5pbWF0ZWwuY28udWEvd3AtY29udGVudC93b29fdXBsb2Fkcy8zMy1mYXZpY29uLmdpZiI7aToxO3M6NjU6Imh0dHA6Ly9wcmVkcHJpbmltYXRlbC5jby51YS93cC1jb250ZW50L3dvb191cGxvYWRzLzMyLTMwLWxvZ28ucG5nIjtpOjI7czo2NToiaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL3dwLWNvbnRlbnQvd29vX3VwbG9hZHMvMzEtMzAtbG9nby5wbmciO2k6MztzOjYyOiJodHRwOi8vcHJlZHByaW5pbWF0ZWwuY28udWEvd3AtY29udGVudC93b29fdXBsb2Fkcy8zMC1sb2dvLnBuZyI7aTo0O3M6NzA6Imh0dHA6Ly9wcmVkcHJpbmltYXRlbC5jby51YS93cC1jb250ZW50L3dvb191cGxvYWRzLzI5LXJlc3RvcmFuLWJpcy5qcGciO2k6NTtzOjcyOiJodHRwOi8vcHJlZHByaW5pbWF0ZWwuY28udWEvd3AtY29udGVudC93b29fdXBsb2Fkcy8yOC1yZXN0b3Jhbi1iaXMtcy5qcGciO2k6NjtzOjcyOiJodHRwOi8vcHJlZHByaW5pbWF0ZWwuY28udWEvd3AtY29udGVudC93b29fdXBsb2Fkcy8yNy1yZXN0b3Jhbi1iaXMtcy5qcGciO2k6NztzOjcwOiJodHRwOi8vcHJlZHByaW5pbWF0ZWwuY28udWEvd3AtY29udGVudC93b29fdXBsb2Fkcy8yNi1yZXN0b3Jhbi1iaXMuanBnIjtpOjg7czo3MDoiaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL3dwLWNvbnRlbnQvd29vX3VwbG9hZHMvMjUtcmVzdG9yYW4tYmlzLmpwZyI7aTo5O3M6NzA6Imh0dHA6Ly9wcmVkcHJpbmltYXRlbC5jby51YS93cC1jb250ZW50L3dvb191cGxvYWRzLzI0LXJlc3RvcmFuLWJpcy5qcGciO2k6MTA7czo3MDoiaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL3dwLWNvbnRlbnQvd29vX3VwbG9hZHMvMjMtcmVzdG9yYW4tYmlzLmpwZyI7aToxMTtzOjY1OiJodHRwOi8vcHJlZHByaW5pbWF0ZWwuY28udWEvd3AtY29udGVudC93b29fdXBsb2Fkcy8yMS0xNS1sb2dvLnBuZyI7aToxMjtzOjY1OiJodHRwOi8vcHJlZHByaW5pbWF0ZWwuY28udWEvd3AtY29udGVudC93b29fdXBsb2Fkcy8xOC1mYXZpY29uLmdpZiI7aToxMztzOjY2OiJodHRwOi8vcHJlZHByaW5pbWF0ZWwuY28udWEvd3AtY29udGVudC93b29fdXBsb2Fkcy8xNy1mYXZpY29uMi5naWYiO2k6MTQ7czo2NToiaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL3dwLWNvbnRlbnQvd29vX3VwbG9hZHMvMTYtZmF2aWNvbi5naWYiO2k6MTU7czo2MjoiaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL3dwLWNvbnRlbnQvd29vX3VwbG9hZHMvMTUtbG9nby5wbmciO2k6MTY7czo2MjoiaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL3dwLWNvbnRlbnQvd29vX3VwbG9hZHMvMTQtbG9nby5wbmciO2k6MTc7czo2MjoiaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL3dwLWNvbnRlbnQvd29vX3VwbG9hZHMvMTMtbG9nby5wbmciO2k6MTg7czo2MjoiaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL3dwLWNvbnRlbnQvd29vX3VwbG9hZHMvMTItbG9nby5wbmciO2k6MTk7czo2MjoiaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL3dwLWNvbnRlbnQvd29vX3VwbG9hZHMvMTEtbG9nby5wbmciO2k6MjA7czo2MjoiaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL3dwLWNvbnRlbnQvd29vX3VwbG9hZHMvMTAtbG9nby5wbmciO2k6MjE7czo2MToiaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL3dwLWNvbnRlbnQvd29vX3VwbG9hZHMvOS1sb2dvLnBuZyI7aToyMjtzOjY2OiJodHRwOi8vcHJlZHByaW5pbWF0ZWwuY28udWEvd3AtY29udGVudC93b29fdXBsb2Fkcy84LTUtNzI4eDkwYS5qcGciO2k6MjM7czo2NjoiaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL3dwLWNvbnRlbnQvd29vX3VwbG9hZHMvOC01LTcyOHg5MGEuanBnIjtpOjI0O3M6NjY6Imh0dHA6Ly9wcmVkcHJpbmltYXRlbC5jby51YS93cC1jb250ZW50L3dvb191cGxvYWRzLzgtNS03Mjh4OTBhLmpwZyI7fTwvbGk+PC91bD4=