Июнь 26, 2017

На обувном рынке Украине по силам “тягаться” с Китаем

Январь 18, 2011    ИнтервьюРаспечатать эту статью

На обувном рынке Украине по силам “тягаться” с Китаем

Производство обуви в Украине по сравнению с 90-ми годами сильно сократилось, а импорт вырос. При этом огромные объемы импорта в Украину завозятся по “серым” схемам. Несмотря на это, обувщики убеждены: отечественная обувь намного превосходит по качеству китайскую, и поэтому легко может составить ей конкуренцию.

О том, кто на самом деле производит обувь для известных мировых брендов, а также о том, сколько необходимо инвестировать в запуск обувного производства, в эксклюзивном интервью рассказал председатель Лиги производителей обуви, кожгалантереи, меховых изделий и кожаных товаров (“Укркожобувьпром”) Александр Бородыня.

– Расскажите, что сегодня осталось от промышленного производства обуви в Украине?

– Я считаю, что украинская обувная промышленность находится далеко не в плачевном состоянии. За последние 15-20 лет в Украине было создано несколько десятков хороших обувных предприятий, которые насчитывают от нескольких десятков до нескольких сотен рабочих мест. Работают и несколько сотен более мелких предприятий. Всего, по данным статистики, обувным производством занимается около 1500 субъектов хозяйствования.

Большинство обувных предприятий создано “на новом месте”, некоторые – на основе предприятий, работавших в советские времена. Все эти предприятия имеют очень высокий технический уровень и умелый менеджмент. Иначе в условиях жесточайшей конкуренции они бы не выжили. За последние годы такая судьба постигла многих. Остались лучшие.

– Сколько сегодня производится обуви в стране?

– Конечно объемы производства обуви в Украине в начале 90-х годов, по сравнению с теми объемами, которые изготавливают сейчас, были значительно больше. Если тогда мы выпускали порядка 180-190 млн. пар обуви, то сейчас, по моей оценке, примерно в 3 раза меньше – 50-60 млн. пар.

Официальная статистика говорит о 20 млн. пар. Но такова особенность нашей статистики, что она не учитывает все объемы производства. Кстати, это – обычная европейская практика. В Италии, например, официальная статистика также не учитывает производство всей обуви, а статистику ведет ассоциация обувщиков.

– Почему снизился объем производства?

– Главной причиной снижения объема производства на первом этапе в 90-е годы стало снижение объемов потребления обуви – народ серьезно обеднел. Вторая причина – рост объемов импорта. В конце 90-х их объемы сильно выросли и превысили 100 млн. пар в год.

– Почему вырос импорт? Были снижены ввозные ставки?

– Как раз нет. Импортные таможенные ставки в 90-х годах были достаточно высокими – 20% от таможенной стоимости плюс НДС. Проблема заключалась в том, что обувь ввозилась по заниженной таможенной стоимости. Например, в 2002 году в Украину было ввезено свыше 100 млн. пар обуви со средней стоимостью 20 центов за пару. При тогдашнем курсе гривни к доллару – это 1 грн. за пару обуви.

Занижение таможенной стоимости при импорте и сейчас остается основной преградой для развития украинского производства обуви. Ситуация несколько изменилась за последние годы, но она схожа с той, что была ранее.

– Сколько было импортировано обуви в 2010 году?

– За 9 месяцев 2010 года импорт обуви в Украину составил около 98 млн. пар. Это более чем в полтора раза больше, чем за весь 2009 год, когда было завезено порядка 70 млн. пар обуви. За 2010 год фактических данных еще нет. Но можно говорить о не менее чем 120-130 млн. пар импорта. Это нас здорово беспокоит.

– Столь низкий импорт обуви в 2009 году был связан с кризисными явлениями?

– В 2009 году импорт обуви по сравнению с предыдущими годами несколько сократился, но я не называл бы его низким. Причин снижения объемов импорта было две. Естественно, в Украине сократились доходы населения, снижение покупательной способности по рынку обуви составило 20-30%. Кроме того, этому способствовала девальвация гривни на 60%.

Но особо отмечу, что в условиях кризиса неплохо отработали наши обувные предприятия, несмотря на то, что затраты на производство обуви значительно возросли. Причинами стали привязка отечественных производителей к импортному оборудованию, материалам, а также рост заработной платы.

Поскольку импорт, который составляет две третьи украинского рынка, сократился на 20-30%, то украинские обувщики в условиях кризиса сохранили объемы производства. Это говорит о том, что обувная промышленность, которая ориентирована на наш, украинский рынок, больше всего устойчива перед кризисами в мировой экономике.

– Какую долю в структуре украинского рынка обуви занимает отечественное производство?

– Производство украинской обуви составляет около 30% в структуре рынка.

Тот объем рынка – 180-190 млн. пар обуви, который был в 90-х годах, сегодня сохранился. Украинцы, особенно наши женщины, могут сэкономить на еде, но купят красивую одежду и обувь. И это хорошая перспектива для нашей отрасли и страны в целом. 190 млн. пар обуви – это не менее 150 тыс. квалифицированных рабочих мест.

Объем рынка обуви в оптовых ценах составляет сегодня, по самым скромным подсчетам, не менее $2 млрд. В рознице это – более $4 млрд.

– Нынешние импортные пошлины для обуви все же снизились по сравнению с теми, которые были в 90-х годах?

– Импортная пошлина на сегодня составляет порядка 10% (кстати, этот размер пошлины не вызывает нареканий со стороны ВТО), раньше была – 20%. Конечно, обувщикам комфортней работать, когда высокие импортные пошлины, так как можно более расслабленно конкурировать на рынке. Но мы не идем по этому пути, конкуренция стимулирует развитие, но она должна быть добросовестной. Мы не считаем импорт негативным явлением как таковым. Никто из обувщиков не ставит вопрос о закрытии рынка.

Для того чтобы импортная пошлина сработала, необходимо правильно задекларировать таможенную стоимость. Поскольку она является базой для начисления пошлины. Таким образом, путем занижения таможенной стоимости обуви может осуществляться уход от уплаты ввозной пошлины и, что более важно, от 20% НДС. В этом случае наши предприятия платят налоги и не могут конкурировать на рынке с импортом. В развитых странах это называется “нечестная конкуренция” и жестко преследуется по закону. У нас не так.

Например, в 2002 году было импортировано около 100 млн. тонн обуви по 20 центов за пару. Не бывает такой обуви, которая бы стоила 20 центов за пару, с учетом затрат на доставку, страховку груза, например из Китая (кроме, может быть, одноразовых тапочек в дорогих отелях). Таким образом, реальное занижение таможенной стоимости было минимум в 20-30 раз. На то время – это реальные факты – итальянские кожаные сапоги, которые никогда не стоили у изготовителя менее $50 за пару, декларировалась при импорте в Украине по $1,5 за пару.

Председатель Лиги производителей обуви, кожгалантереи, меховых изделий и кожаных товаров "Укркожобувьпром" —  Александр Бородыня

Председатель Лиги производителей обуви, кожгалантереи, меховых изделий и кожаных товаров "Укркожобувьпром" — Александр Бородыня

– Почему происходило столь существенное занижение таможенной стоимости?

– Совпадали интересы импортера и, очевидно, интересы таможенников, которые закрывали на это глаза.

Я тогда работал в Министерстве промышленной политики, и мы остро поднимали эти вопросы на разных уровнях. Когда ситуация нагнеталась, это заставляло государственные органы более-менее контролировать импорт обуви. Как только начинали собирать таможенные ставки с приблизительно реальной таможенной стоимости (хотя с полной стоимости – почти никогда), платилась 10% ввозная пошлина и 20% НДС. В этом случае импортная продукция приближалась к конкурентной украинской среде.

В этом случае за счет очень высокого качества украинской обуви и умения работать на нашем рынке мы могли и сейчас можем конкурировать.

– Украинские производители обуви импортируют сырье (кожу, фурнитуру, подошвы, каблуки и др. комплектующие) для производства и здесь происходит только пошив?

– Есть два направления работы обувной промышленности Украины.

Первое – это производство “своей ” обуви, когда фирма сама закупает материалы, сама производит и сама реализует свою продукцию (как правило, через посредников – оптовиков и розничных торговцев). Второе – работа по давальческой схеме, которая занимает не такую значительную долю, как первое направление. Если в производстве одежды давальческая схема занимает львиную долю в общем объеме производства одежды (80-90%), то в обуви она занимает менее 10%.

Наши предприятия на 100% зависят от импорта, как оборудования, так и во многом – от импорта материалов. Оборудование для производства обуви в Украине вообще не производится, при этом оно очень дорогостоящее. Например, машина для прибивки каблука для женской обуви стоит 30-50 тыс. евро. Однако часть материалов в Украине все же успешно производится: подошвы, определенный ассортимент кожи для обуви, некоторые другие комплектующие.

Украинские супинаторы, например, которые обычно покупатель не видит, пока они не сломаются, во многом определяют “носкость” обуви, не уступают лучшим мировым образцам и экспортируются во многие страны, в ту же Италию.

– Откуда в основном импортируют обувь в Украину?

– В Украину экспортируют обувь более 50 стран мира со всех континентов. В основном из Юго-Восточной Азии – до 90% из Китая, а также из Вьетнама и ряда других стран этого региона.

Причем из ввезенных из Китая за январь-сентябрь 2010 года около 82 млн. пар только 6% – из натуральной кожи. Остальное в основном – синтетика, которую покупателю часто “впаривают” как натуральную кожу. Например, иногда продавец использует термин “прессованая кожа”. Так вот, это – буквальный перевод термина – синтетическая кожа.

Всего около 70 тыс. пар обуви из натуральной кожи ввезено из Италии. Хотя если судить по предложениям торговли, то такой обуви намного больше. Например, один известный обувной бренд, который позиционируется, как продавец итальянской обуви, практически всю обувь импортирует из Китая.

В итоге скажу: мы не против импорта. Честная конкуренция – это стимул для повышения качества украинской продукции. Но честная.

– Вы считаете, что Украина может конкурировать на обувном рынке с Китаем?

– Вполне. Мы же производим и продаем 50 млн. пар обуви!

Конечно, нам сложно конкурировать с импортом из стран Юго-Восточной Азии в экономическом плане. Там рабочий день и рабочая неделя длятся столько, сколько нужно работодателю. Однажды коллега, работавший в Китае, сказал, что он вообще не знает, когда у рабочих выходные и отпуск. Они работают по 12 часов 30 дней в месяц. Рабочие, как правило, пенсию не получают. Соответственно, затраты на производство и налоги минимальные.

Но украинские обувщики конкурируют качеством и ассортиментом продукции, быстрой реакцией на изменение спроса на рынке.

– Насколько отличается стоимость рабочей силы, например, в Китае, Украине и Италии?

– Стоимость рабочей силы в Италии в себестоимости обуви – около 50%, в Украине – около 15-25%, в зависимости от вида обуви. По Китаю конкретные цифры назвать сложно, но судя по сказанному выше – из расчета на один рабочий час – в разы ниже.

– В каких сегментах сильна украинская обувь?

– Это качественная весенне-осенняя, зимняя мужская и женская обувь из натуральной кожи в среднеценовом сегменте и в сегменте “средний плюс”. По летнему и пляжному ассортименту нам конкурировать с Китаем весьма сложно, в первую очередь в ценовом факторе. Кроме того, комплектация этого ассортимента требует широчайшего спектра материалов, который производит сам Китай. Но и в этом ассортименте есть перспективы и определенные результаты. Это во многом будет зависеть от того, удастся ли решить проблему “серого импорта”.

– Откуда импортируют в Украину материалы и комплектующие для обуви?

– Из разных стран: Турции, Китая, Италии, Польши. Однако как только на украинском рынке появляются комплектующие или материалы украинского производства, отечественные обувщики охотно отказываются от импорта. Но при этом должна быть обязательно соблюдена конкурентоспособность по качеству, ассортименту, цене и условиям поставки.

Кстати, ряд кожевенных предприятий в прошлом году создали ассоциацию “Укркожпром”, и пригласили меня ее возглавить. Одной из важнейших задач этой организации как раз и является производство высококачественной кожи для обуви.

– То есть, нет смысла инициировать повышение импортных пошлин на обувь?

– Мы давно от этого отказались. Когда пошлины были в два раза выше, ситуация на рынке не была лучше. Но мы никогда не откажемся от контроля за занижением таможенной стоимости импортной обуви.

На сегодня средняя таможенная стоимость пары обуви, ввозимой в Украину, составляет порядка $3. Это, конечно, существенно выше, чем тогдашняя средняя стоимость – 20 центов. Если по кожаной обуви это порядка $10 за пару, то по синтетической обуви – порядка $2,7 за пару. Это – еще далеко не реальная таможенная стоимость обуви.

– Все равно это низкая таможенная стоимость?

– Существует простая арифметика: цена импортной обуви в магазине должна стоить в 2, максимум в 2,5 раза выше, чем ее таможенная стоимость (с НДС). Вопрос: мы украинцы, что ежегодно покупаем в магазинах и на рынках 100 млн. пар обуви по 50-70 грн. за пару?

Интересно слышать информацию таможенных органов о повышении результативности их работы в этом вопросе. Но за 9 месяцев прошлого года против 2009 года средняя таможенная стоимость импортной кожаной и синтетической обуви снизилась. Это настораживает. Кроме того, на наш взгляд, существует опасность при декларировании импорта обуви из натуральной кожи умышленно декларировать искусственную кожу.

Мы будем серьезно анализировать эти вопросы и никого в покое не оставим. Речь идет об экономической безопасности страны.

– Сложно отличить искусственную кожу от натуральной?

– Внешне отличить синтетику от натуральной кожи, не разрезав ботинок, достаточно сложно. Но рискну дать один совет покупателям: если видимые края деталей обуви загнуты так, чтобы не был виден срез, то это или очень дорогая элитная кожаная обувь, или же дешевая обувь из синтетики. Правило срабатывает в 95% случаев. Правда, сейчас есть такая синтетическая кожа, в которой срез после специальной обработки сложно отличить от натуральной кожи.

– А как обстоит на сегодня, по Вашим данным, ситуация с контрабандой обуви в Украину?

– Я не думаю, что в Украину попадают большие объемы контрабандной обуви. Дело в том, что даже те 100 млн. пар импорта обуви за 9 месяцев плюс внутреннее производство практически полностью удовлетворяют внутренний спрос в Украине.

То есть весомой ниши для контрабанды я не вижу. Тем более, зачем ввозить “по-черному”, контрабандой, с криминалом, со всеми рисками, если можно, занизив стоимость или задекларировав как обувь из искусственной кожи, ввезти легально?

Если таможенная стоимость одной пары – $3, то все другие платежи составляют порядка 90 центов. Это – не столь существенные суммы, чтобы их накладно было заплатить. Но если таможенная стоимость – $30, то платежи в бюджет возрастают в 10 раз.

– Как влияет на ситуацию в легкой промышленности секонд-хенд? Вы поддерживаете его запрет, инициированный ведомством Бродского?

– Секонд-хенд – колоссальная проблема для Украины во всех отношениях. Лет 7 назад, работая в Минпромполитики, проанализировав статистику секонд-хенда, я посчитал, что ежегодно в Украину тогда ввозилось 3-4 изделия на каждого жителя Украины. При этом доход, не чистая прибыль, а так называемый “подъем” этого бизнеса составлял от 1000% до 5000% от таможенной стоимости. Вот поэтому этот бизнес так бурно развивается в Украине.

Сейчас уже ввозится секонд-хенда в Украину в 2 раза больше. Он негативно влияет на экономику страны, правда на обувную промышленность меньше, чем на производство одежды.

– Отечественные дизайнеры вовсю пытаются продвинуть “україньске” на мировом рынке, убедить, что мы можем производить качественную обувь, одежду, аксессуары. Вы верите в успех такого пиар-проекта?

– Мы сейчас готовим акцию. Будет зарегистрирован торговый знак, то есть надпись “Я люблю українське взуття” с сердечком. Наша ассоциация будет предоставлять возможность всем обувным предприятиям, которые отвечают определенным требованиям, наносить этот знак рядом со своим логотипом. Это будет дополнительным указанием для потребителя того, что изготовитель обуви имеет хорошую репутацию на рынке.

– Как вы считаете, будут ли обувщики наносить эту надпись?

– Будут. Лучшие украинские обувщики уже сейчас пишут “Зроблено в Україні”. А на обуви, экспортируемой в Европу, – “Made in Ukrаine”. В доверии покупателя к украинской обуви наша перспектива.

Что касается украинских дизайнеров, то, на мой взгляд, среди них много талантов. Но талантов в дизайне, а не в бизнесе.

– Какую роль в Украине в качестве продукции, в том числе обуви, играют ГОСТы?

– У нас в обществе существует миф, что якобы государственными стандартами можно гарантировать качество товаров народного потребления. Это – неправда.

Люди постарше помнят, какие очереди выстраивались за югославскими сорочками. А о качестве итальянской, испанской, западногерманской или финской обуви ходили легенды. Я изучал этот вопрос. Так вот, ни в Италии, ни в Испании, ни в других европейских странах никогда не было, нет и, уверяю, не будет государственных стандартов по показателям качества обуви.

Но каждая фирма знает, что такое качество и умеет его реализовать в своей продукции, но это ее “ноу-хау”. Каждый бренд позиционирует себя на рынке с определенным уровнем качества. И покупатель на это ориентируется.

– То есть вы предлагаете отменить ГОСТы на обувь и не контролировать качество изделий?

– Давайте рассмотрим вопрос с позиции покупателя.

Существующие сегодня стандарты были еще в советские времена. Жесточайший контроль их соблюдения – на всех уровнях. Результат: 99% обуви соответствует стандартам по первому сорту, 1% – по второму. Но обувью и первого и второго сорта завалены все прилавки, а покупатель выстраивается в очередь за импортной обувью (и одеждой, и мебелью), произведенной не по ГОСТам. Вот Вам и ответ, нужно ли контролировать “советские” или “украинские” стандарты в продукции.

Если речь идет о дефекте обуви по вине производителя, то, например, европейское законодательство предоставляет потребителю право защитить свои права – обменять, починить и т.д. Это работает во всем мире. Но даже понятия государственные или национальные стандарты качества обуви там не существует.

В той же Италии, например, изготовитель не предоставляет фиксированный гарантийный срок на использование обуви – законом это не предусмотрено. Если же в обуви обнаружится дефект изготовителя (который существовал в товаре на момент продажи), он поменяет товар и через 2 года. Европейский производитель отвечает за свой бренд, репутацию на рынке и поэтому лояльно относится к таким жалобам потребителей.

Если вы купили хотя бы раз какие-то ботинки и они потом расклеились (что маловероятно, учитывая высочайший уровень качества клеев, применяемых в производстве обуви), то вы больше не будете покупать в том магазине или ту торговую марку. Поэтому украинские обувщики берегут репутацию у потребителя и раскручивают свои бренды.

– Производят ли украинские предприятия обувь для известных мировых брендов?

– Есть и такое. По давальческим схемам. Эта обувь потом возвращается сюда в Украину и продается в бутиках на Крещатике. Это говорит о том, что произведенная в Украине продукция – европейского качества. Европейцы охотно покупают одежду и обувь, произведенные в Украине.

– Выгодно ли производить обувь в Украине по давальческим схемам?

– Не очень. У нас большинство предприятий-давальцев работают только по данной схеме и не реализуют сами товар под собственными брендами. Это лишает их коммерческого маневра при переговорах с европейскими партнерами. Иностранный заказчик знает, что украинское предприятие на 100% зависит от давальческих заказов, и диктует условия.

Я не являюсь противником давальческих схем, их нельзя уничтожать. Давальческая схема сохранила потенциал, профессиональные мощности, интеллект, также она дает людям кусок хлеба, пускай черствый, но дает. Для того, чтобы заработать кусок масла, нельзя выбрасывать кусок хлеба.

– Сколько “потянет” сегодня запуск обувного производства в Украине?

– Сейчас среднее предприятие – 50-150 работающих. Это, на мой взгляд, оптимальные размеры для обувной фабрики в Украине. Если закупить оборудование для 100 рабочих мест, потребуется минимум 500 000 евро, одна затяжная машина (одно рабочее место) стоит до 100 тыс. евро и более. Это – не считая расходов на покупку или аренду здания, также нужны оборотные средства.

Современное обувное производство – это не сапожник с шилом и дратвой, это – высокие технологии, компьютерная графика и системы автоматизированного проектирования обуви, высокотехнологическое оборудование и самые современные материалы, которое изготавливают наиболее развитые страны и, конечно же, высочайший профессионализм рабочих и специалистов.

В обувной промышленности вообще очень тяжело просчитать будущую прибыль, потому что огромную роль играет умение руководителя.

Для этого украинские обувщики посещают всевозможные выставки, изучая мировые тенденции. Тот каблук или колодка, которые появились на выставке в Италии, через год найдут покупателя в Киеве, в Днепропетровске или во Львове. Поэтому если обувщик не повезет туда своих дизайнеров, он точно “пролетит в трубу”. Он может сколько угодно инвестировать, но если не изготовит ту обувь, которая понравится украинским девушкам, то вся она останется на складе.

– По словам представителей контролирующих органов, потребители сегодня плохо защищены от низкокачественных товаров. В частности, по закону предпринимателя предупреждают о проверке за 10 дней, что позволяет ему приготовиться и скрыть возможные недостатки или попросту временно закрыть цех. Как Вы оцениваете уровень госконтроля в Украине за качеством и безопасностью продукции легпрома?

– Что касается госнадзора. Действительно, нигде в мире не существует нормы о необходимости предупреждать торговлю о проверках за 10 дней. Но на сегодня, я считаю, такая норма в Украине должна быть. Потому что тот госконтроль, который сегодня осуществляется, он абсолютно не нужен.

– Почему?

– Потому что на сегодня госконтроль осуществляется за соблюдением стандартов, норм и правил. На соответствие стандартам продукцию не проверяют нигде в мире.

Ни одно изделие легкой промышленности на украинском рынке не соответствует украинским стандартам. А не соответствует потому, что не может и не должно им отвечать в интересах потребителя. Потребителю не нужно, чтобы эти изделия отвечали украинским стандартам. Роль стандартов в качестве обуви – это миф.

Кроме того, украинские стандарты обязательны только для украинских товаров, а для импортных – не обязательны. Это – дискриминация украинского производителя.

Я как-то задал европейскому эксперту по ВТО вопрос, противоречит ли требованиям этой всемирной торговой организации то, что Украина для украинских товаров устанавливает требования, которых нет для импортных товаров. Он ответил, что, конечно же, не противоречит, главное, чтобы вы не создавали худших условий для импортных товаров. А если вы делаете худшие условия для своих товаров – на здоровье, но это равносильно самоубийству. Вот это – наша украинская система стандартизации и госнадзора.

Также скажу, что ни одна пара самой качественной и дорогой итальянской обуви не соответствует украинским стандартам и не может им соответствовать, потому что она изготовлена для потребителя и учитывает его требования к качеству, которые невозможно описать в общегосударственном документе.

– Какие документы, удостоверяющие качество, должен требовать от продавца потребитель? На что нужно обращать внимание?

– Нет смысла требовать от продавца документы, подтверждающие качество и безопасность обуви. Нигде в мире нет таких документов. Дело в том, что обеспечение безопасности обуви осуществляется санитарной службой. Все материалы, которые применены у нас в производстве ботинок, имеют гигиенические заключения санслужбы и хранятся на предприятии. Сопровождать этими документами ботинки в магазине – это украинское ненужное изобретение.

К слову, введенная еще 15 лет в Украине обязательная сертификация детской обуви абсолютно бесполезна с точки зрения соблюдения интересов ребенка и губительна для украинского изготовителя. Именно поэтому до введения этой сертификации мы выпускали 6 пар обуви на каждого ребенка в год, а сейчас – 1 пару на 20 детей, и потеряли до 30 тыс. рабочих мест в обувной промышленности.

– Имело ли место принятие в 2010 г. каких-либо законодательных актов, улучшающие ситуацию на рынке обуви для потребителя?

– Верховная Рада Украины в декабре прошлого года приняла Закон “О государственном рыночном надзоре и контроле непищевой продукции”, который должен вступить в силу через 6 месяцев после опубликования и заметно улучшить ситуацию с государственным контролем в Украине.

Кроме того, сейчас Минпромполитики подготовлен проект Технического регламента, который устанавливает требования к маркировке обуви. После доработки проекта Министерством экономики – не скрою, с моим участием – он в целом отвечает законодательству Европейского Союза. Мы оцениваем это позитивно: покупатели смогут получить доступную информацию, из чего сделана обувь – в виде простых пиктограмм, которые мы уже иногда видим на обуви.

Метки: ,








PHVsPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19hZF9jb250ZW50PC9zdHJvbmc+IC0gdHJ1ZTwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2FkX2NvbnRlbnRfYWRzZW5zZTwvc3Ryb25nPiAtIDxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPVwiLy9wYWdlYWQyLmdvb2dsZXN5bmRpY2F0aW9uLmNvbS9wYWdlYWQvanMvYWRzYnlnb29nbGUuanNcIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0g0J/RgNC10LTQv9GA0LjQvdC40LzQsNGC0LXQu9GMICjQkiDRgdGC0LDRgtGM0LUpIC0tPg0KPGlucyBjbGFzcz1cImFkc2J5Z29vZ2xlXCINCiAgICAgc3R5bGU9XCJkaXNwbGF5OmlubGluZS1ibG9jazt3aWR0aDo0NjhweDtoZWlnaHQ6MTVweFwiDQogICAgIGRhdGEtYWQtY2xpZW50PVwiY2EtcHViLTMyNzE1MzExMjk0MzQ3ODBcIg0KICAgICBkYXRhLWFkLXNsb3Q9XCIxOTc4NTgzNDQxXCI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlIHx8IFtdKS5wdXNoKHt9KTsNCjwvc2NyaXB0PjwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2FkX2NvbnRlbnRfaW1hZ2U8L3N0cm9uZz4gLSBodHRwOi8vcHJlZHByaW5pbWF0ZWwuY28udWEvd3AtY29udGVudC93b29fdXBsb2Fkcy8yOS1yZXN0b3Jhbi1iaXMuanBnPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fYWRfY29udGVudF91cmw8L3N0cm9uZz4gLSBodHRwOi8vcHJlZHByaW5pbWF0ZWwuY28udWEvZW50cmVwcmVuZXVyc2hpcC9wcmFjdGljZS9vcGVuLXJlc3RhdXJhbnQ8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19hZF9oZWFkZXI8L3N0cm9uZz4gLSB0cnVlPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fYWRfaGVhZGVyX2NvZGU8L3N0cm9uZz4gLSA8c2NyaXB0IGFzeW5jIHNyYz1cIi8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzXCI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tINCf0YDQtdC00L/RgNC40L3QuNC80LDRgtC10LvRjCAoVG9wKSAtLT4NCjxpbnMgY2xhc3M9XCJhZHNieWdvb2dsZVwiDQogICAgIHN0eWxlPVwiZGlzcGxheTppbmxpbmUtYmxvY2s7d2lkdGg6NDY4cHg7aGVpZ2h0OjYwcHhcIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD1cImNhLXB1Yi0zMjcxNTMxMTI5NDM0NzgwXCINCiAgICAgZGF0YS1hZC1zbG90PVwiODAyNTExNzA0OVwiPjwvaW5zPg0KPHNjcmlwdD4NCihhZHNieWdvb2dsZSA9IHdpbmRvdy5hZHNieWdvb2dsZSB8fCBbXSkucHVzaCh7fSk7DQo8L3NjcmlwdD48L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19hZF9oZWFkZXJfaW1hZ2U8L3N0cm9uZz4gLSBodHRwOi8vcHJlZHByaW5pbWF0ZWwuY28udWEvd3AtY29udGVudC93b29fdXBsb2Fkcy8yOC1yZXN0b3Jhbi1iaXMtcy5qcGc8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19hZF9oZWFkZXJfdXJsPC9zdHJvbmc+IC0gaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL2VudHJlcHJlbmV1cnNoaXAvcHJhY3RpY2Uvb3Blbi1yZXN0YXVyYW50PC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fYWRfbGVhZGVyYm9hcmRfZjwvc3Ryb25nPiAtIHRydWU8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19hZF9sZWFkZXJib2FyZF9mX2NvZGU8L3N0cm9uZz4gLSA8b2JqZWN0IHdpZHRoPVwiNzI4XCIgaGVpZ2h0PVwiOTBcIiBjb2RlYmFzZT1cImh0dHA6Ly9kb3dubG9hZC5tYWNyb21lZGlhLmNvbS9wdWIvc2hvY2t3YXZlL2NhYnMvZmxhc2gvc3dmbGFzaC5jYWIjdmVyc2lvbj02LDAsMjksMFwiIGNsYXNzaWQ9XCJjbHNpZDpkMjdjZGI2ZS1hZTZkLTExY2YtOTZiOC00NDQ1NTM1NDAwMDBcIj48cGFyYW0gdmFsdWU9XCIvd3AtY29udGVudC93b29fdXBsb2Fkcy84LTUtNzI4eDkwYS5zd2ZcIiBuYW1lPVwibW92aWVcIj48cGFyYW0gdmFsdWU9XCJoaWdoXCIgbmFtZT1cInF1YWxpdHlcIj48ZW1iZWQgd2lkdGg9XCI3MjhcIiBoZWlnaHQ9XCI5MFwiIHR5cGU9XCJhcHBsaWNhdGlvbi94LXNob2Nrd2F2ZS1mbGFzaFwiIHBsdWdpbnNwYWdlPVwiaHR0cDovL3d3dy5tYWNyb21lZGlhLmNvbS9nby9nZXRmbGFzaHBsYXllclwiIHF1YWxpdHk9XCJoaWdoXCIgYmdjb2xvcj1cIiNmZmZmZmZcIiBzcmM9XCIvd3AtY29udGVudC93b29fdXBsb2Fkcy84LTUtNzI4eDkwYS5zd2ZcIj48L29iamVjdD48L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19hZF9sZWFkZXJib2FyZF9mX2ltYWdlPC9zdHJvbmc+IC0gaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL3dwLWNvbnRlbnQvd29vX3VwbG9hZHMvOC01LTcyOHg5MGEuanBnPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fYWRfbGVhZGVyYm9hcmRfZl91cmw8L3N0cm9uZz4gLSBodHRwOi8vYXJ0ZXhtZWRpYS5jb20udWE8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19hbHNvX3NsaWRlcl9lbmFibGU8L3N0cm9uZz4gLSB0cnVlPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fYWxzb19zbGlkZXJfaW1hZ2VfZGltZW50aW9uc19oZWlnaHQ8L3N0cm9uZz4gLSAxMTU8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19hbHRfc3R5bGVzaGVldDwvc3Ryb25nPiAtIGRlZmF1bHQuY3NzPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fYXJjaGl2ZV9wYWdlX2ltYWdlX2hlaWdodDwvc3Ryb25nPiAtIDE1MDwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2FyY2hpdmVfcGFnZV9pbWFnZV93aWR0aDwvc3Ryb25nPiAtIDE1MDwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2F1dG9faW1nPC9zdHJvbmc+IC0gdHJ1ZTwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2NhdF9tZW51PC9zdHJvbmc+IC0gdHJ1ZTwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2NvbnRhY3RfcGFnZV9pZDwvc3Ryb25nPiAtIDEzNjQ8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19jdXN0b21fY3NzPC9zdHJvbmc+IC0gPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fY3VzdG9tX2Zhdmljb248L3N0cm9uZz4gLSBodHRwOi8vcHJlZHByaW5pbWF0ZWwuY28udWEvd3AtY29udGVudC93b29fdXBsb2Fkcy9mYXZpY29uLmljbzwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2V4Y2VycHRfZW5hYmxlPC9zdHJvbmc+IC0gdHJ1ZTwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2ZlYXR1cmVkX2ltYWdlX2RpbWVudGlvbnNfaGVpZ2h0PC9zdHJvbmc+IC0gMzcwPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fZmVhdHVyZWRfc2lkZWJhcl9pbWFnZV9kaW1lbnRpb25zX2hlaWdodDwvc3Ryb25nPiAtIDc1PC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fZmVhdHVyZWRfdGFnPC9zdHJvbmc+IC0gPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fZmVhdHVyZWRfdGFnX2Ftb3VudDwvc3Ryb25nPiAtIDU8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19mZWVkYnVybmVyX3VybDwvc3Ryb25nPiAtIDwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2dvb2dsZV9hbmFseXRpY3M8L3N0cm9uZz4gLSA8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19oaWdobGlnaHRzX3Nob3c8L3N0cm9uZz4gLSB0cnVlPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29faGlnaGxpZ2h0c190YWc8L3N0cm9uZz4gLSBwcmFrdGljaGVza2l5LXNvdmV0PC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29faGlnaGxpZ2h0c190YWdfYW1vdW50PC9zdHJvbmc+IC0gMzwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2hpZ2h0bGlnaHRzX2ltYWdlX2RpbWVudGlvbnNfaGVpZ2h0PC9zdHJvbmc+IC0gNzU8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19sb2dvPC9zdHJvbmc+IC0gaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL3dwLWNvbnRlbnQvd29vX3VwbG9hZHMvMzItMzAtbG9nby5wbmc8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19tYW51YWw8L3N0cm9uZz4gLSBodHRwOi8vd3d3Lndvb3RoZW1lcy5jb20vc3VwcG9ydC90aGVtZS1kb2N1bWVudGF0aW9uL3RoZS1qb3VybmFsLzwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX25hdl9leGNsdWRlPC9zdHJvbmc+IC0gPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fcmVjZW50X2FyY2hpdmVzPC9zdHJvbmc+IC0gIzwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX3Jlc2l6ZTwvc3Ryb25nPiAtIGZhbHNlPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fc2hvcnRuYW1lPC9zdHJvbmc+IC0gd29vPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fc2luZ2xlX3Bvc3RfaW1hZ2VfaGVpZ2h0PC9zdHJvbmc+IC0gMzUwPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fc2luZ2xlX3Bvc3RfaW1hZ2Vfd2lkdGg8L3N0cm9uZz4gLSAyOTM8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19zbGlkZXJfaGVhZGluZzwvc3Ryb25nPiAtINCf0L7RgdC70LXQtNC90LjQtSDQv9GD0LHQu9C40LrQsNGG0LjQuDwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX3RoZW1lbmFtZTwvc3Ryb25nPiAtIFRoZSBKb3VybmFsPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fdXBsb2Fkczwvc3Ryb25nPiAtIGE6MjU6e2k6MDtzOjY1OiJodHRwOi8vcHJlZHByaW5pbWF0ZWwuY28udWEvd3AtY29udGVudC93b29fdXBsb2Fkcy8zMy1mYXZpY29uLmdpZiI7aToxO3M6NjU6Imh0dHA6Ly9wcmVkcHJpbmltYXRlbC5jby51YS93cC1jb250ZW50L3dvb191cGxvYWRzLzMyLTMwLWxvZ28ucG5nIjtpOjI7czo2NToiaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL3dwLWNvbnRlbnQvd29vX3VwbG9hZHMvMzEtMzAtbG9nby5wbmciO2k6MztzOjYyOiJodHRwOi8vcHJlZHByaW5pbWF0ZWwuY28udWEvd3AtY29udGVudC93b29fdXBsb2Fkcy8zMC1sb2dvLnBuZyI7aTo0O3M6NzA6Imh0dHA6Ly9wcmVkcHJpbmltYXRlbC5jby51YS93cC1jb250ZW50L3dvb191cGxvYWRzLzI5LXJlc3RvcmFuLWJpcy5qcGciO2k6NTtzOjcyOiJodHRwOi8vcHJlZHByaW5pbWF0ZWwuY28udWEvd3AtY29udGVudC93b29fdXBsb2Fkcy8yOC1yZXN0b3Jhbi1iaXMtcy5qcGciO2k6NjtzOjcyOiJodHRwOi8vcHJlZHByaW5pbWF0ZWwuY28udWEvd3AtY29udGVudC93b29fdXBsb2Fkcy8yNy1yZXN0b3Jhbi1iaXMtcy5qcGciO2k6NztzOjcwOiJodHRwOi8vcHJlZHByaW5pbWF0ZWwuY28udWEvd3AtY29udGVudC93b29fdXBsb2Fkcy8yNi1yZXN0b3Jhbi1iaXMuanBnIjtpOjg7czo3MDoiaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL3dwLWNvbnRlbnQvd29vX3VwbG9hZHMvMjUtcmVzdG9yYW4tYmlzLmpwZyI7aTo5O3M6NzA6Imh0dHA6Ly9wcmVkcHJpbmltYXRlbC5jby51YS93cC1jb250ZW50L3dvb191cGxvYWRzLzI0LXJlc3RvcmFuLWJpcy5qcGciO2k6MTA7czo3MDoiaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL3dwLWNvbnRlbnQvd29vX3VwbG9hZHMvMjMtcmVzdG9yYW4tYmlzLmpwZyI7aToxMTtzOjY1OiJodHRwOi8vcHJlZHByaW5pbWF0ZWwuY28udWEvd3AtY29udGVudC93b29fdXBsb2Fkcy8yMS0xNS1sb2dvLnBuZyI7aToxMjtzOjY1OiJodHRwOi8vcHJlZHByaW5pbWF0ZWwuY28udWEvd3AtY29udGVudC93b29fdXBsb2Fkcy8xOC1mYXZpY29uLmdpZiI7aToxMztzOjY2OiJodHRwOi8vcHJlZHByaW5pbWF0ZWwuY28udWEvd3AtY29udGVudC93b29fdXBsb2Fkcy8xNy1mYXZpY29uMi5naWYiO2k6MTQ7czo2NToiaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL3dwLWNvbnRlbnQvd29vX3VwbG9hZHMvMTYtZmF2aWNvbi5naWYiO2k6MTU7czo2MjoiaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL3dwLWNvbnRlbnQvd29vX3VwbG9hZHMvMTUtbG9nby5wbmciO2k6MTY7czo2MjoiaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL3dwLWNvbnRlbnQvd29vX3VwbG9hZHMvMTQtbG9nby5wbmciO2k6MTc7czo2MjoiaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL3dwLWNvbnRlbnQvd29vX3VwbG9hZHMvMTMtbG9nby5wbmciO2k6MTg7czo2MjoiaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL3dwLWNvbnRlbnQvd29vX3VwbG9hZHMvMTItbG9nby5wbmciO2k6MTk7czo2MjoiaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL3dwLWNvbnRlbnQvd29vX3VwbG9hZHMvMTEtbG9nby5wbmciO2k6MjA7czo2MjoiaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL3dwLWNvbnRlbnQvd29vX3VwbG9hZHMvMTAtbG9nby5wbmciO2k6MjE7czo2MToiaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL3dwLWNvbnRlbnQvd29vX3VwbG9hZHMvOS1sb2dvLnBuZyI7aToyMjtzOjY2OiJodHRwOi8vcHJlZHByaW5pbWF0ZWwuY28udWEvd3AtY29udGVudC93b29fdXBsb2Fkcy84LTUtNzI4eDkwYS5qcGciO2k6MjM7czo2NjoiaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL3dwLWNvbnRlbnQvd29vX3VwbG9hZHMvOC01LTcyOHg5MGEuanBnIjtpOjI0O3M6NjY6Imh0dHA6Ly9wcmVkcHJpbmltYXRlbC5jby51YS93cC1jb250ZW50L3dvb191cGxvYWRzLzgtNS03Mjh4OTBhLmpwZyI7fTwvbGk+PC91bD4=