Ноябрь 18, 2017

Как рестораторов в КГБ вербовали

Февраль 27, 2011    ПрактикумРаспечатать эту статью

Как рестораторов в КГБ вербовали

Согласитесь, мало кто способен демонстрировать бодрость духа раннем утром до первой чашки кофе. В числе этого меньшинства состоит Ростислав Ордовский-Танаевский Бланко. Его утро начинается в 8 утра в кофейне Costa Coffe, заказывая свой первый за день капучино он полон сил и энергии. Лет десять назад он носил бороду и был похож скорее на барда, чем на успешного бизнесмена. Сейчас он остепенился, сбрил бороду, но все же, шутки ради, в диктофон кричит «Аллё!». И это когда десятки тысяч миллионеров переживают финансовые проблемы.

Ростислав Ордовский-Танаевский Бланко в кофейне Costa Coffee

Ростислав Ордовский-Танаевский Бланко в кофейне Costa Coffee

Какие сейчас проблемы в экономике? «На этот раз все в шоколаде, — парирует ресторатор, в чью ресторанную империю входят 450 заведений «Планета Суши», «Il Патио», «Ростик’с-KFC» и др. — Это кризис Запада». О кризисах он рассуждает профессионально, так как пережил 5-й по счету кризис: два кризиса в Венесуэле (84-й и 89-й года), один в СССР (1991) и один в России (в 1998-м).

Каждый раз неся потери он брался за дело с двойным упором. В итоге: созданная его усилиями компания Rostik International управляет сегодня крупнейшей в России сетью кафе, кофеен и ресторанов, суммарная выручка которых составляет свыше $430 млн. «Я думаю и сейчас все будет хорошо», — убеждает предприниматель.

Предки ресторатора тоже переживали кризисы, и не один раз. Николай Ордовский-Танаевский — прадед Ростислава, состоял в шляхетском роду, который был известен с XVI века. Будучи губернатором Тобольска, в чине статского советника,  до его края добралась февральская революция 1917 года. От пролетарского террора он уехал вместе с сыном Николаем в Сербию. Там уже родился его внук, отец Ростислава Вадим. После начала Второй мировой, Сербию оккупировала Германия. После ее поражения над «белыми» эмигрантами повисла угроза быть выданными СССР. Вместе с остальными друзьями по несчастью Вадим бежал в Венесуэлу. Там он женился на испанке по имени Геновеве Бланко.

В Каракасе — в столице Венесуэлы, родителям Ростислава принадлежал первый торговый центр. На первом этаже расположились магазины, на втором этаже жила сама семья Ордовских-Танаевских Бланко. Они получали прибыль не только с аренды торгового центра, но и с мебельного магазина, находившегося в этом же торговом центре. Отец занимался дизайном мебели и заказывал изготовление на фабриках, а мать наблюдала за торговлей. Маленький Ростислав помогал загружать и разгружать машины с товаром, но эта работа ему быстро наскучила. «У него особое видение, — говорит троюродный брат Ростислава Константин Ордовский-Танаевский. — Там, где я наблюдаю, к примеру, красивое дерево, он видит бизнес-возможности: от мебели до зубочисток».

Возможности заработать Ростислав находил прямо в торговом центре. Будучи в тринадцатилетнем возрасте он взялся устраивать там вечеринки: приглашал гостей, продавал билеты, договаривался с артистами, работая как настоящий продюсер. Закончив школу, а затем и кадетский корпус, организованный эмигрантами, Ростислав поступил в университет, где получил профессию химика-технолога. При этом параллельно продолжал зарабатывать деньги на продажах магнитол, которые брал под реализацию в магазине отца. В 21 год Ростислав взял первый кредит в банке (поручителем был опять же отец и дядя) и начал уже сам импортировать в Венесуэлу видео- и аудиотехнику. Также он открыл пошивочное ателье и создал несколько пунктов по проявке и продаже фотопленки Kodak.

Думаете тогда было легко вести бизнес? «Венесуэла практически во всем похожа на любую постсоветскую страну . Двойная бухгалтерия и уклонение от налогов считались в то время почти национальным спортом», — вспоминает Ордовский-Танаевский Бланко, признаваясь, что не упускал возможности снизить таможенную стоимость импортного товара.

Таможенникам, которые закрывали глаза на некоторые хитрости с декларациями, предприниматель дарил образцы ввозимой техники. Также он не забывал презентовать своим банкирам последние модели дорогих японских телевизоров.

В 1980 году в свои 22 года Ростислав зарегистрировал собственную фирму под названием Rostik International. Имя складывалось с его собственного имени, которым его называли родственники и его международный амбициях. Изначально компания покупала права на тиражирование фильмов. К примеру, право неограниченного копирования картины с участием Ж. П. Бельмондо обходилась всего навсего в $100. Но на таком товаре не разбогатеешь — необходим был контракт с одним из голливудских мейджоров. Несбыточная мечтая для малой кустарной студии, думаете вы? Ордовский-Танаевский думал иначе. Он заметил, что Kodak выводила на рынок собственные видеокассеты формата VHS, сделал предложение о сотрудничестве: на паритетных началах создать компанию, которая бы имела эксклюзивные права на продажу продукции студии Disney в Венесуэле, на кассетах Kodak. План компаниям понравился и в выигрыше оказались все. Kodak продавал кассеты, Disney получал роялти, а собственники видеостудии — все, что удавалось заработать сверх этого. Удачные кассеты разлетались тиражом в 8000-10000 экземпляров, что было большим успехом.

Из-за разразившегося в Венесуэле в 1989 году финансового кризиса налаженный бизнес распался. Местная валюта резко девальвировалась, в то время когда Disney требовал зафиксировать роялти в долларах. Ростислав закрыл студию, а оборудование продал. Положение предпринимателя было не завидное, при этом другой бизнес — поставка медицинской техники из США в Венесуэлу, который он создал с троюродным братом Константином, — пришлось также закрыть, причиной стало стремительное падение  национальной валюты , в 1984 году.

Впрочем у Ростислава было еще одно увлечение — это СССР. Когда он приехал на Ташкентский фестиваль в 1984 году, на родину предков, не купив не одной киноленты, он встретился с Святославом Федоровым, знаменитым советским хирургом. После чего Ростислав пригласил Федорова на конгресс в Венесуэлу, куда было не так-то просто попасть. Ему пришлось придумать нехитрую схему, так как в то время, в Союзе существовать негласный лимит, который ограничивал загранпоездки из Союза, всего можно было покинуть Союз два раза в год. Одну Федоров использовал, а вторая поездка была запланирована на конгресс в США. Ростислав изобрел схему, как привезти Федорова в Венесуэлу прямиком из США. Для этого ему пришлось потрясти свои старые связи со своими банкирами (скорее всего те, которым он презентовал японские телевизоры). У одного из них в Нью-Йорке находился филиал, а у филиала были непосредственные связи с консульством в Венесуэле. Ему достаточно быстро оформили визу и он вылетел на венесуэльский конгресс, где провел вместо разрешенных Союзом 3-х дней, целую неделю. Благодаря визиту Федорова, предприниматель организовал по методу Федорова обучение венесуэльских врачей лечению близорукости, а также начал продажу алмазных федоровских скальпелей. Весь объем сделок был районе $100 000, и Ордовский-Танаевский заработал на них около 20% . «Неплохие деньги», — вспоминает Ростислав.

Но это было ничтожно мало, по сравнению с тем, какой потребительский рынок пустовал в СССР. В 1989 году Ростислав перебрался в СССР. Переезду в основном поспособствовала его женитьба на танцовщице ансамбля «Березка»(они до сих пор вместе, у них двое сыновей). Перебравшись Ордовский-Танаевский занялся наиболее понятным для него бизнесом — проявкой и продажей пленки Kodak.

Когда я прилетел на встречу с ним, это было в 1989 году, в Москву, он жил с отцом в гостинице «Минск», — припоминает Эрик Баррэ, который тогда был представителем Kodak в Париже. — Две небольшие комнатки заменяли офис, и гостиную, и спальню. Мы заключили сделку о поставке химикатов и проявочных машин, а также пленки. Первые шаги были не легки.

Телеведущий Сергей Доренко познакомился с Ордовским-Танаевским в 1980-х годах, во время пребывания в Латинской Америке, рассказывает на собственном сайте, как Ростиславу приходилось не легко, чтобы сделать выплату по кредитам и оплатить гостиницу, ему необходимо было летать из России в Германию и обратно, чтобы купить там несколько компьютеров с целью перепродать их в Москве. «Он непродолжительное время жил в долг, у него не хватало денег на гостиницу… Меня веселило его безрассудство», — пишет Доренко.

Первый салон Ордовского-Танаевского появился в Таллине, затем — в Киеве, Ленинграде, Тбилиси, Ереване и Москве. Чтобы открыть точку по продаже видеокассет в той же Москве, необходимо было договориться с чиновниками. «Тогда это было намного проще, чем сейчас», — вспоминает Ростислав.  В Моссовете иностранцы были в диковинку. Хотя по кабинетам все же побегать пришлось: «Было управление по бытовому обслуживанию граждан, с ними я договаривался о проявке. Но пленку нужно было также продать, а это уже управление торговли. Получалось, что продавать и проявлять пленку в одном месте нельзя, соответственно проявлять пленку нельзя, там где продаешь».

Ордовский-Танаевский в скором времени открыл магазины под маркой «Фокус Kodak-Express» по всей стране, и через десять лет магазинов было уже около трехсот. Но, кризис 1998 года сильно повлиял на бизнес, и он был закрыт, также в этом поспособствовала ростущая конкуренция и прогресс, цифровые фотоаппараты быстро вытесняли пленочные.

Предвещая тот же прогресс у Ростислава был шанс перестроить бизнес и спасти компанию: в 1996 году стремительно развивалась мобильная связь и Ордовский-Танаевский дал менеджерам задание договориться с сотовым оператором «Вымпелком» о сотрудничестве, «Фокус» на тот момент был крупнейшей розничной сетью в стране, а это шанс укрепиться на рынке в качестве площадки для продажи мобильных телефонов и оплаты самой связи. Но договориться так не удалось. «Я не следил за ходом переговоров, а ведь у «Фокуса» были все шансы стать «Евросетью», — расскаывает Ростислав. Добавляет: «А может и к лучшему». Недавно несколько топ-менеджеров «Евросети» были взяты под стражу, а сама сеть, с гигантскими долгами продана.

Но в 1996 году у «Фокуса» был шанс спастись. Когда начала развиваться мобильная связь, Ростислав дал задание менеджерам договориться о сотрудничестве с сотовым оператором «Вымпелком». «Фокус» был единственной крупной розничной сетью в стране — отличная площадка для продажи телефонов и оплаты связи. Но сотрудничество не сложилось. «Я не проследил [за ходом переговоров], а ведь «Фокус» мог бы стать «Евросетью», но не стал», — говорит Ордовский-Танаевский Бланко. И добавляет: «Может, оно и к лучшему». Несколько месяцев назад двое менеджеров «Евросети» были арестованы, а сама сеть, отягощенная гигантскими долгами, продана.

Ордовскому-Танаевскому Бланко вникать в детали переговоров по сотрудничеству с сотовыми операторами было некогда, так как все силы уходилы на второе направление бизнеса — рестораны, которое стремительно развивалось.

В России предприниматель продолжил свою деятельность под тем же названием — Rostik International. Еще с 1984 года Ордовский-Танаевский пытался убедить Burger King (второй по величине продавец фастфудов, после McDonald’s) открыть в СССР закусочные. Договориться не удалось. Вскоре он решил действовать самостоятельно. Но вскоре понял, что в одиночку большую сеть ему не построить— решил открыть классический ресторан. Таким образом в 1990 году появился ресторан El Rincon Espanol — «Испанский уголок», он размещался в фойе гостиницы «Москва».

«Это был один из первых, настоящий европейских ресторанов в Москве. Там всегда был полон зал, все платили валютой. До сих пор помню эти креветки в остром соусе. Правда они оказались некошерными», — вспоминает Юрий Глоцер, бизнес-партнер компании Rostik.

В том же 90-м году вернулся брат Юрия Иосиф Глоцер, который отбывал восьмилетний срок за спекуляцию. Елена, его жена оказалась лучше подругой жены Ростислава — Татьяны. Бизнесмену как раз необходим был человек, который знал как нужно вести себя в резко обострившейся криминогенной обстановке, которая началась в девяностые.

Судимость Глоцера не отпугнула бизнесмена и он взял его на работу. Ростислав считал что на тот момент спекулянтами называли тех, кого сейчас называют бизнесменами. «Он мне много помогал. Уникальный человек, мог убедить кого угодно, всегда был душой в компании и очень хорошо знал российский менталитет», — осторожно сформулировал ресторатор. «Йоник (так называли его в близком кругу) находил общий язык со всеми и мог усадить за один стол  генерала МВД и «авторитета», — вспоминает о брате Юрий Глоцер.

Каким образом Иосиф Глоцер способствовал развитию Rostik? Например, задерживают в Бресте на таможне контейнер со свининой из Испании (в России ввели запрет на импорт свинины после свиной эпидемии в Испании), Иосиф выезжал туда и мясо впускали в страну, оформив как немецкое. У него также был собственный ресторан, но мечтой у него было открыть первый в Москве стриптиз-клуб. Так появился клуб Dolls на Красной Пресне. Но в 1997 году у входа в клуб по иронии судьбы Иосиф Глоцер был убит.

За что был убит Иосиф Глоцер? В сентября 2008 года состоялся суд — в котором назвали виновного в убийстве, это был штатный киллер ореховско-медведковской ОПГ Алексей Шерстобитов (по кличке Леша Солдат). Он «заработал» 23 года лишения свободы за ряд преступлений. Заказчика не вычислили. Шерстобитов предположил, что к этому делу может быть причастен Александр Таранцев, президент компании «Русское золото» у которого с Глоцером был давний конфлик. Таранцев все обвинения в прессе отверг и выдвинул собственную версию: Будто Глоцер собирал компромат на влиятельных людей своем клубе, за что и пострадал.

Ордовский-Танаевский полагался не Иосифа не только как на «знатока российского менталитета». Он убедил компанию Kodak передать российскому МВД комплект фотоматериалов и фотолабораторию стоимостью в $100 000. Ростислав подчеркивает, что это была не взятка, скорее «жест доброй воли». После чего в последствии у Rostik появились новые связи и некая полезная аура, что компанию курирует МВД.

Были и другие покровители. Его первенство в бизнесе как иностранца на территории Советского Союза не осталось без внимания КГБ. Начиная с 1989 года, как утверждает бизнесмен, всего его друзья, коллеги, побывали во всемогущем комитете. К 1991 году в комитете предприняли попытку вербовки Ордовского-Танаевского. Таким образом он узнал что его товарищ в Торгово-промышленной палате является его «персональным куратором» от КГБ. Но сотрудничать с госбезопасностью потомок «белых» эмигрантов отказался, но с комитетчиком все же дружеские отношения сохранил.

К 1993 году компания Rostik заняла неплохие позиции, компания открыла ресторан «Ле Шале», «Ростик’c» — ресторан быстрого обслуживания, а также первый ресторан будущей сети по всему СНГ «Патио Пицца» (сейчас называется «Il Патио»). Кроме этого Эрик Баррэ, который ушел из Kodak присоединился к Rostik и начал заниматься импортом видео- и аудиокассет. Безусловно все это привлекло внимание криминальных структур и к Ордовскому-Танаевскому зачастили неприятные люди.

Тогда он связался со своим «куратором» и попросил организовать ему службу безопасности. «Он пригласил достаточно подготовленного и известного сотрудника органов в высокой должности, который как раз подавал в отставку», — делится Ростислав, впрочем, имени «сотрудника» он так и не назвал. «Это был серьезный уровень», — говорит бизнесмен. Он возглавлял службу безопасности до 2003 года.

К 2004 году компания уже свернула бизнес с Kodak. Ордовский-Танаевский сконцентрировался на развитии ресторанов. После «Ростик’са» и «Патио Пиццы» он создал сеть японских ресторанов «Планета Суши» и купил франшизу на американские рестораны  Friday’s. Под управлением компании к 2004 году находилось около 130 заведений.

Началась эпоха новых времен: рестораторам надо было находить общий язык с чиновниками, а не устраивать разборки с бандитами. В марте 2004 года Ордовский-Танаевский взял к себе Бориса Немцова, на должность «советника», в прошлом вице-премьера РФ, губернатора Нижнего Новгорода, а также бывшего лидера фракции СПС в Госдуме. Перед этим в 2004 году Немцов провалил выборы и СПС не вошел в Госдуму.

Ордовский-Танаевский рассказывая о Немцове примерно также, как и о Иосифе Глоцере: «Борис очень сильно нам помог, он очень хорошо знает Россию». По его же словам, Немцов давал рекомендации, «куда пойти, как пойти, к кому пойти», рекомендовал Rostik на разных уровнях исполнительной власти. Также он помог развить бизнес Rostik в Украине, на юге России и Нижнем Новгороде. В 2006-м ушел с поста советника, но дружеская связь осталась.

На данный момент Ордовского-Танаевского Бланко уверенно себя чувствует. В группу компаний Rostik International входит пять подразделений. «Ростик’c-KFC» наполовину принадлежит  американской Yum!Brands, у которой 152 предприятиями быстрого питания с выручкой $164 млн.

В «Росинтер Ресторантс» входят другие заведения — «Планета Суши», «Il Патио», Friday’s, сеть кофеен Costa Coffee и др. Всего около трех сотен заведений общая выручка которых составляет около $268 млн. «Росинтер Ресторантс» в 2007 сделала IPO. Бумаги сейчас не совсем ликвидны, капитализация компания на пике составила $700 млн., но в октябре резко снизилась до $337 млн., даже чуть ниже уровня полученного при размещении акций на бирже.

Холдинг «Корпэстейт» — еще одна составляющая бизнеса, она управляет всей недвижимостью группы, включая головной офис — бывшее здание Института стекла. В 1998 году Rostik приобрела «Карлсон туризм» — туристическое агентство, таким образом открыв туристическое подразделение. И последнее, пятое направление группы это несколько гипермаркетов «Плениа», направленные на следящим за своим здоровьем.

Что ждет группу в будущем? Ростислава не пугают трудности, хотя от чего-то все же приходится отказываться. Недавно Ордовскому-Танаевскому исполнилось 50 лет. На собственный юбилей он хотел сделать себе подарок — купить собственный самолет. «Теперь, наверное, придется подождать».

Метки: , , , ,








PHVsPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19hZF9jb250ZW50PC9zdHJvbmc+IC0gdHJ1ZTwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2FkX2NvbnRlbnRfYWRzZW5zZTwvc3Ryb25nPiAtIDxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPVwiLy9wYWdlYWQyLmdvb2dsZXN5bmRpY2F0aW9uLmNvbS9wYWdlYWQvanMvYWRzYnlnb29nbGUuanNcIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0g0J/RgNC10LTQv9GA0LjQvdC40LzQsNGC0LXQu9GMICjQkiDRgdGC0LDRgtGM0LUpIC0tPg0KPGlucyBjbGFzcz1cImFkc2J5Z29vZ2xlXCINCiAgICAgc3R5bGU9XCJkaXNwbGF5OmlubGluZS1ibG9jazt3aWR0aDo0NjhweDtoZWlnaHQ6MTVweFwiDQogICAgIGRhdGEtYWQtY2xpZW50PVwiY2EtcHViLTMyNzE1MzExMjk0MzQ3ODBcIg0KICAgICBkYXRhLWFkLXNsb3Q9XCIxOTc4NTgzNDQxXCI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlIHx8IFtdKS5wdXNoKHt9KTsNCjwvc2NyaXB0PjwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2FkX2NvbnRlbnRfaW1hZ2U8L3N0cm9uZz4gLSBodHRwOi8vcHJlZHByaW5pbWF0ZWwuY28udWEvd3AtY29udGVudC93b29fdXBsb2Fkcy8yOS1yZXN0b3Jhbi1iaXMuanBnPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fYWRfY29udGVudF91cmw8L3N0cm9uZz4gLSBodHRwOi8vcHJlZHByaW5pbWF0ZWwuY28udWEvZW50cmVwcmVuZXVyc2hpcC9wcmFjdGljZS9vcGVuLXJlc3RhdXJhbnQ8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19hZF9oZWFkZXI8L3N0cm9uZz4gLSB0cnVlPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fYWRfaGVhZGVyX2NvZGU8L3N0cm9uZz4gLSA8c2NyaXB0IGFzeW5jIHNyYz1cIi8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzXCI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tINCf0YDQtdC00L/RgNC40L3QuNC80LDRgtC10LvRjCAoVG9wKSAtLT4NCjxpbnMgY2xhc3M9XCJhZHNieWdvb2dsZVwiDQogICAgIHN0eWxlPVwiZGlzcGxheTppbmxpbmUtYmxvY2s7d2lkdGg6NDY4cHg7aGVpZ2h0OjYwcHhcIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD1cImNhLXB1Yi0zMjcxNTMxMTI5NDM0NzgwXCINCiAgICAgZGF0YS1hZC1zbG90PVwiODAyNTExNzA0OVwiPjwvaW5zPg0KPHNjcmlwdD4NCihhZHNieWdvb2dsZSA9IHdpbmRvdy5hZHNieWdvb2dsZSB8fCBbXSkucHVzaCh7fSk7DQo8L3NjcmlwdD48L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19hZF9oZWFkZXJfaW1hZ2U8L3N0cm9uZz4gLSBodHRwOi8vcHJlZHByaW5pbWF0ZWwuY28udWEvd3AtY29udGVudC93b29fdXBsb2Fkcy8yOC1yZXN0b3Jhbi1iaXMtcy5qcGc8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19hZF9oZWFkZXJfdXJsPC9zdHJvbmc+IC0gaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL2VudHJlcHJlbmV1cnNoaXAvcHJhY3RpY2Uvb3Blbi1yZXN0YXVyYW50PC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fYWRfbGVhZGVyYm9hcmRfZjwvc3Ryb25nPiAtIHRydWU8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19hZF9sZWFkZXJib2FyZF9mX2NvZGU8L3N0cm9uZz4gLSA8b2JqZWN0IHdpZHRoPVwiNzI4XCIgaGVpZ2h0PVwiOTBcIiBjb2RlYmFzZT1cImh0dHA6Ly9kb3dubG9hZC5tYWNyb21lZGlhLmNvbS9wdWIvc2hvY2t3YXZlL2NhYnMvZmxhc2gvc3dmbGFzaC5jYWIjdmVyc2lvbj02LDAsMjksMFwiIGNsYXNzaWQ9XCJjbHNpZDpkMjdjZGI2ZS1hZTZkLTExY2YtOTZiOC00NDQ1NTM1NDAwMDBcIj48cGFyYW0gdmFsdWU9XCIvd3AtY29udGVudC93b29fdXBsb2Fkcy84LTUtNzI4eDkwYS5zd2ZcIiBuYW1lPVwibW92aWVcIj48cGFyYW0gdmFsdWU9XCJoaWdoXCIgbmFtZT1cInF1YWxpdHlcIj48ZW1iZWQgd2lkdGg9XCI3MjhcIiBoZWlnaHQ9XCI5MFwiIHR5cGU9XCJhcHBsaWNhdGlvbi94LXNob2Nrd2F2ZS1mbGFzaFwiIHBsdWdpbnNwYWdlPVwiaHR0cDovL3d3dy5tYWNyb21lZGlhLmNvbS9nby9nZXRmbGFzaHBsYXllclwiIHF1YWxpdHk9XCJoaWdoXCIgYmdjb2xvcj1cIiNmZmZmZmZcIiBzcmM9XCIvd3AtY29udGVudC93b29fdXBsb2Fkcy84LTUtNzI4eDkwYS5zd2ZcIj48L29iamVjdD48L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19hZF9sZWFkZXJib2FyZF9mX2ltYWdlPC9zdHJvbmc+IC0gaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL3dwLWNvbnRlbnQvd29vX3VwbG9hZHMvOC01LTcyOHg5MGEuanBnPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fYWRfbGVhZGVyYm9hcmRfZl91cmw8L3N0cm9uZz4gLSBodHRwOi8vYXJ0ZXhtZWRpYS5jb20udWE8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19hbHNvX3NsaWRlcl9lbmFibGU8L3N0cm9uZz4gLSB0cnVlPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fYWxzb19zbGlkZXJfaW1hZ2VfZGltZW50aW9uc19oZWlnaHQ8L3N0cm9uZz4gLSAxMTU8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19hbHRfc3R5bGVzaGVldDwvc3Ryb25nPiAtIGRlZmF1bHQuY3NzPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fYXJjaGl2ZV9wYWdlX2ltYWdlX2hlaWdodDwvc3Ryb25nPiAtIDE1MDwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2FyY2hpdmVfcGFnZV9pbWFnZV93aWR0aDwvc3Ryb25nPiAtIDE1MDwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2F1dG9faW1nPC9zdHJvbmc+IC0gZmFsc2U8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19jYXRfbWVudTwvc3Ryb25nPiAtIHRydWU8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19jb250YWN0X3BhZ2VfaWQ8L3N0cm9uZz4gLSAxMzY0PC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fY3VzdG9tX2Nzczwvc3Ryb25nPiAtIDwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2N1c3RvbV9mYXZpY29uPC9zdHJvbmc+IC0gaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL3dwLWNvbnRlbnQvd29vX3VwbG9hZHMvZmF2aWNvbi5pY288L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19leGNlcnB0X2VuYWJsZTwvc3Ryb25nPiAtIHRydWU8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19mZWF0dXJlZF9pbWFnZV9kaW1lbnRpb25zX2hlaWdodDwvc3Ryb25nPiAtIDM3MDwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2ZlYXR1cmVkX3NpZGViYXJfaW1hZ2VfZGltZW50aW9uc19oZWlnaHQ8L3N0cm9uZz4gLSA3NTwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2ZlYXR1cmVkX3RhZzwvc3Ryb25nPiAtIDwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2ZlYXR1cmVkX3RhZ19hbW91bnQ8L3N0cm9uZz4gLSA1PC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fZmVlZGJ1cm5lcl91cmw8L3N0cm9uZz4gLSA8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19nb29nbGVfYW5hbHl0aWNzPC9zdHJvbmc+IC0gPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29faGlnaGxpZ2h0c19zaG93PC9zdHJvbmc+IC0gdHJ1ZTwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2hpZ2hsaWdodHNfdGFnPC9zdHJvbmc+IC0gcHJha3RpY2hlc2tpeS1zb3ZldDwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2hpZ2hsaWdodHNfdGFnX2Ftb3VudDwvc3Ryb25nPiAtIDM8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19oaWdodGxpZ2h0c19pbWFnZV9kaW1lbnRpb25zX2hlaWdodDwvc3Ryb25nPiAtIDc1PC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fbG9nbzwvc3Ryb25nPiAtIGh0dHA6Ly9wcmVkcHJpbmltYXRlbC5jby51YS93cC1jb250ZW50L3dvb191cGxvYWRzLzMyLTMwLWxvZ28ucG5nPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fbWFudWFsPC9zdHJvbmc+IC0gaHR0cDovL3d3dy53b290aGVtZXMuY29tL3N1cHBvcnQvdGhlbWUtZG9jdW1lbnRhdGlvbi90aGUtam91cm5hbC88L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19uYXZfZXhjbHVkZTwvc3Ryb25nPiAtIDwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX3JlY2VudF9hcmNoaXZlczwvc3Ryb25nPiAtICM8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19yZXNpemU8L3N0cm9uZz4gLSBmYWxzZTwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX3Nob3J0bmFtZTwvc3Ryb25nPiAtIHdvbzwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX3NpbmdsZV9wb3N0X2ltYWdlX2hlaWdodDwvc3Ryb25nPiAtIDM1MDwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX3NpbmdsZV9wb3N0X2ltYWdlX3dpZHRoPC9zdHJvbmc+IC0gMjkzPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fc2xpZGVyX2hlYWRpbmc8L3N0cm9uZz4gLSDQn9C+0YHQu9C10LTQvdC40LUg0L/Rg9Cx0LvQuNC60LDRhtC40Lg8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb190aGVtZW5hbWU8L3N0cm9uZz4gLSBUaGUgSm91cm5hbDwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX3VwbG9hZHM8L3N0cm9uZz4gLSBhOjI1OntpOjA7czo2NToiaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL3dwLWNvbnRlbnQvd29vX3VwbG9hZHMvMzMtZmF2aWNvbi5naWYiO2k6MTtzOjY1OiJodHRwOi8vcHJlZHByaW5pbWF0ZWwuY28udWEvd3AtY29udGVudC93b29fdXBsb2Fkcy8zMi0zMC1sb2dvLnBuZyI7aToyO3M6NjU6Imh0dHA6Ly9wcmVkcHJpbmltYXRlbC5jby51YS93cC1jb250ZW50L3dvb191cGxvYWRzLzMxLTMwLWxvZ28ucG5nIjtpOjM7czo2MjoiaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL3dwLWNvbnRlbnQvd29vX3VwbG9hZHMvMzAtbG9nby5wbmciO2k6NDtzOjcwOiJodHRwOi8vcHJlZHByaW5pbWF0ZWwuY28udWEvd3AtY29udGVudC93b29fdXBsb2Fkcy8yOS1yZXN0b3Jhbi1iaXMuanBnIjtpOjU7czo3MjoiaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL3dwLWNvbnRlbnQvd29vX3VwbG9hZHMvMjgtcmVzdG9yYW4tYmlzLXMuanBnIjtpOjY7czo3MjoiaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL3dwLWNvbnRlbnQvd29vX3VwbG9hZHMvMjctcmVzdG9yYW4tYmlzLXMuanBnIjtpOjc7czo3MDoiaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL3dwLWNvbnRlbnQvd29vX3VwbG9hZHMvMjYtcmVzdG9yYW4tYmlzLmpwZyI7aTo4O3M6NzA6Imh0dHA6Ly9wcmVkcHJpbmltYXRlbC5jby51YS93cC1jb250ZW50L3dvb191cGxvYWRzLzI1LXJlc3RvcmFuLWJpcy5qcGciO2k6OTtzOjcwOiJodHRwOi8vcHJlZHByaW5pbWF0ZWwuY28udWEvd3AtY29udGVudC93b29fdXBsb2Fkcy8yNC1yZXN0b3Jhbi1iaXMuanBnIjtpOjEwO3M6NzA6Imh0dHA6Ly9wcmVkcHJpbmltYXRlbC5jby51YS93cC1jb250ZW50L3dvb191cGxvYWRzLzIzLXJlc3RvcmFuLWJpcy5qcGciO2k6MTE7czo2NToiaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL3dwLWNvbnRlbnQvd29vX3VwbG9hZHMvMjEtMTUtbG9nby5wbmciO2k6MTI7czo2NToiaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL3dwLWNvbnRlbnQvd29vX3VwbG9hZHMvMTgtZmF2aWNvbi5naWYiO2k6MTM7czo2NjoiaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL3dwLWNvbnRlbnQvd29vX3VwbG9hZHMvMTctZmF2aWNvbjIuZ2lmIjtpOjE0O3M6NjU6Imh0dHA6Ly9wcmVkcHJpbmltYXRlbC5jby51YS93cC1jb250ZW50L3dvb191cGxvYWRzLzE2LWZhdmljb24uZ2lmIjtpOjE1O3M6NjI6Imh0dHA6Ly9wcmVkcHJpbmltYXRlbC5jby51YS93cC1jb250ZW50L3dvb191cGxvYWRzLzE1LWxvZ28ucG5nIjtpOjE2O3M6NjI6Imh0dHA6Ly9wcmVkcHJpbmltYXRlbC5jby51YS93cC1jb250ZW50L3dvb191cGxvYWRzLzE0LWxvZ28ucG5nIjtpOjE3O3M6NjI6Imh0dHA6Ly9wcmVkcHJpbmltYXRlbC5jby51YS93cC1jb250ZW50L3dvb191cGxvYWRzLzEzLWxvZ28ucG5nIjtpOjE4O3M6NjI6Imh0dHA6Ly9wcmVkcHJpbmltYXRlbC5jby51YS93cC1jb250ZW50L3dvb191cGxvYWRzLzEyLWxvZ28ucG5nIjtpOjE5O3M6NjI6Imh0dHA6Ly9wcmVkcHJpbmltYXRlbC5jby51YS93cC1jb250ZW50L3dvb191cGxvYWRzLzExLWxvZ28ucG5nIjtpOjIwO3M6NjI6Imh0dHA6Ly9wcmVkcHJpbmltYXRlbC5jby51YS93cC1jb250ZW50L3dvb191cGxvYWRzLzEwLWxvZ28ucG5nIjtpOjIxO3M6NjE6Imh0dHA6Ly9wcmVkcHJpbmltYXRlbC5jby51YS93cC1jb250ZW50L3dvb191cGxvYWRzLzktbG9nby5wbmciO2k6MjI7czo2NjoiaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL3dwLWNvbnRlbnQvd29vX3VwbG9hZHMvOC01LTcyOHg5MGEuanBnIjtpOjIzO3M6NjY6Imh0dHA6Ly9wcmVkcHJpbmltYXRlbC5jby51YS93cC1jb250ZW50L3dvb191cGxvYWRzLzgtNS03Mjh4OTBhLmpwZyI7aToyNDtzOjY2OiJodHRwOi8vcHJlZHByaW5pbWF0ZWwuY28udWEvd3AtY29udGVudC93b29fdXBsb2Fkcy84LTUtNzI4eDkwYS5qcGciO308L2xpPjwvdWw+