Ноябрь 20, 2017

Алексей Зиновьев: «Eсли неправильно льют тюбинг, я это спинным мозгом чувствую»

Июль 10, 2011    Истории успехаРаспечатать эту статью

Алексей Зиновьев: «Eсли неправильно льют тюбинг, я это спинным мозгом чувствую»

B 1981 году второй фильм саги Джорджа Лукаса — «Звездные войны» — «Империя наносит ответный удар» выиграл «Оскар» за спецэффекты. Тогда же выпускник «Бауманки», уроженец Киргизии Алексей Зиновьев поступил по распределению в КБ «Южное» им. М.К. Янгеля. На тот момент в Днепропетровске занимались проектированием ночного кошмара всего капиталистического Запада — межконтинентальных баллистических ракет. Со временем Зиновьев стал одним из героев советской версии звездных войн — рисовал чертежи блоков первой ступени ракеты-носителя для системы «Энергия» — «Буран», которая была серьезным ответом СССР на американскую программу Space Shuttle.

Вначале 1990-х ракетно-комическая промышленность СССР была в предразваленном состоянии и напоминала планету пострадавшую от орбитальных ударов. Но в руках у Зиновьева, был никак не джейдайский меч или бластер, а шпатель и стеклорез. О престижной работе «на космос» Зиновьеву пришлось временно забыть, молодой конструктур предпочел шабашить плиточником, а позже — карьеру предпринимателя.Сейчас оборот групы Зиновьева под названием «Дпепротехсервис» составляет больше 1 млрд. гривен.

Физический труд молодому конструктору был не чужд. «Тогда была такая преференция — молодые специалисты могли получить квартиру, поучаствовав при этом в его строительстве», — вспоминает заместитель директор по рекламе «Днепртехсервиса» Николай Радченко. Тогда в 80-х вместе с Зиновьевым он принимал участие в строительстве жилого массива «Красный камень» в Днепропетровске.

Когда началась перестройка, а потом следом и курс на разоружение, строительные навыки не пропали зря. Ракетостроители начали строить самые разные агрегаты, вплоть до машин для нарезки мыла. Уже тогда у Зиновьева было трое детей.

В 1990 году, понял, что на зарплату инженера прокормить семью нельзя, Зиновьев ушел из конструкторского бюро на вольные хлеба. «Я был лучшим кафельщиком Днепропетровска и горжусь этим! — рассказывает 52-летний бизнесмен, поправляя свой шелковый галстук от Pal Zileri. — Если обычный кафельщик успевал положить 3-4 квадрата плитки, то я ложил 20. Если считать по 10 рублей за квадратный метр, то получится 200 рублей в день (это когда средний служащий получал 150 рублей в месяц).

Параллельно, в поисках постоянного дела, Зиновьев занимался выращиванием картофеля на своем приусадебном участке. Были попытки и оловянные солдатиков изготавливать, и даже мебель собирать. В 1992 году полностью завязал с кафелем и занялся предпринимательством. Первой сделкой была продажа труб Днепропетровского трубного завода.

Прибыль казалось внушительной. «Помню на первые деньги купил несколько бутылок фанты и колы, банку красной икры, пару палок сухой колбасы, конфеты и коньяк «Наполеон», — вспоминает Зиновьев. И хотя коньяк был, как сказал Зиновьев, «польской бормотухой», такого вкуснейшого коньяка он больше никогда не пил.

Бывший научный сотрудник оперативно сориентировался на рынке. В декабре 1992 года он зарегистрировал фирму «Днепретехсервис», которая занималась бартерными операциями. Схема была такая: на нынешнем «Днепротяжмаше», а тогда Днепропетровском заводе металлургического оборудования, Зиновьев приобретал продукцию, которая потом отгружалась металлургам. Взамен денег, он брал у них стальную ленту для производства труб. Затем лента обменивалась на трубы, которые потом продавались газовикам и другим контрагентам.

Eсли неправильно льют тюбинг, я это спинным мозгом чувствую.

В новый бизнес позже вошли близкие друзья Зиновьева из КБ «Южное». Тем временем начался период тотальной приватизации, в которой «Днепретехсервис» принял активное участие.

Зиновьев охотно начал скупать акций машиностроительных предприятий. Заводы были в «лежачем» состоянии, поэтому акции продавали по сниженной стоимости. Например, «Завод прокатных валков», контрольный пакет акций которого «Днепретехсервис» выкупил в 2000-м, уже был на этапе банкротства. При годовой выручке в 17 млн. гривен кредиторская задолженность превышала дебиторскую на 19 млн. Зарплата у рабочих была просто нищенская, да и та не выплачивалась по полгода, удивительно, что работники легко расставались с акциями, которые им достались в результате приватизации заводов, в обмен на наличные.

Алексей Зиновьев на заводе «Днепротяжмаш»

Алексей Зиновьев на заводе «Днепротяжмаш»

Эпоха дикого капитализма практически не сказалась на машиностроительных предприятиях «Днепретехсервис». По словам Зиновьева серьезных атак на предприятия не было. Это понятно, потому как миноритариями приобретенного завода «Днепротяжмаш» были экс-губернатор Днепропетровской области Виктор Забара и вицегубернатор Владимир Мелещик, в прошлом — директор и заместитель директора завода. Мельщик став заместителем мэра Днепропетровска, по-прежнему владеет 9% акций «Днепротяжмаша». Покровительство Мелещика не раз помогало «Днепретехсервис», признает Зиновьев.

«Зиновьев активный бизнесмен, сильный и целеустремленный. Если он что-то задумал, значит выбьет обязательно» —  так отзывается о бывшем партнере сегодняшний книгоиздатель и предприниматель Андрей Яловой. В конце 1990-х Зиновьев обнаружил, что металлургическим и горнодобывающим комбинатам, с которыми он имел сотрудничество постоянно не хватает грузовых вагонов. Оказавшись на приватизационном аукционе Зиновьев выкупил блокирующий пакет акций «Дненровагонмаша», который является крупнейшим производителем промышленных платформ и вагонов.

Яловой еще с двумя партнерами имел в этом заводе 40% акций. Предприниматели быстро нашли общий язык и начали совместно развивать дело. С 2001 по 2004 компаньоны увеличили выручку «Дненровагонмаша» на 0,5 млрд гривен, почти в 10 раз. В 2004-м Яловой и Зиновьев продали свои пакеты группе Тигипко, который вот-вот начал создавать вагоностроительный холдинг.

Продав свою долю в «Дненровагонмаше», Зиновьев первый раз в жизни почувствовал себя миллионером. «До этого все мои деньги где-то вращались. А когда продал пакет акций и получил кэш, впервые увидел в стопке миллион. Осознал: вот он, реальный миллион», — вспоминает предприниматель. Вырученные деньги практически сразу пустил в дело, а именно в Энгельсский завод металлоконструкции, который в Саратовской области. Завод занимался выпуском грузовых вагонов, в котором также были доли Ялового и Тигипко. Тигипко там принадлежал контрольный пакет, а Зиновьеву и Яловому достали два блокирующих пакета. Впрочем, через год у Тигипко возникли планы повысить капитализацию железнодорожного холдинга, и он снова выкупил пакеты акций Ялового и Зиновьева.

Пробовал Зиновьев заняться и агробизнесом. «Я рассуждал так: какие преимущества в Украине? Есть металлургия, где я уже присутствию в машиностроительной отрасли, и есть еще чернозем. Попробую-ка себя в качестве агрария», — рассказывает он. Взял в аренду 4500 гектаров земли в Днепропетровской области, посеял ячмень, подсолнечник, пшеницу. Но, через два года, понял, что на майские праздники пройдут сильные дожди. Без сожалению расстался с агробизнесом.

 

Из чего состоит «Днепротехсервис»

Из чего состоит «Днепротехсервис»

Интуиция выручала его не раз. В 2007-м году, он последовал моде, и решил поучаствовать в строительстве офисно-жилищного комплекса в Днепропетровске. Но вовремя одумался и понял, что девелопмент не для него и вышел из проекта еще на этапе выделения земли под строительство. «Если неправильно льют тюбинг (чугунные элементы обделки для тоннелей шах и метро), я это спинным мозгом чувствую. — говорит предприниматель. — А если неправильно что-то происходит в строительстве, я этого не чувствую, поэтому перестал этим заниматься».

Зиновьев любит рассуждать о важности чутья предпринимателя, или как он выражается, чувства «спинного мозга». Но однажны чувства «спинного мозга» его подвели. В 2007-м вместе с Павлом Лебедевым, Зиновьев выкупил у Фонда государственного имущества 36% акций завода «Прессмаш», в Ивано-Франковске, который занимается производством прессов для сельского хозяйства и металлообработкой. В следствии нарвался на неприятности.

Началось все довольно хорошо и спокойно. По версии Зиновьева, вместе с Лебедевым они подписали соглашение о совместном управлении с генеральным директором завода Богданом Пукишем, который имел 43% акций. «Договорились, что у всех будет по 33% акций. — рассказывает Зиновьев. — Но потом Пукиш передумал. Сказал, мол хочет остаться старшим партнером с 40%, а нам хватит по 30%. Конечно, Зиновьев и Лебедев не согласились. Они нарастили свою долю до контрольной, но до сих пор контроля на этом предприятии не имеют — Пукиш не дает. В ответ генеральный директор «Прессмаша» называет Зиновьева и Лебедева рейдерами. По версии Пукиша, Зиновьев и Лебедев вначале пытались размыть его долю, а потом обанкротить предприятие. У кого правда, до сих пор выясняют суды. Зиновьев получил исключительный опыт на «Пресссмаше» — опыт, который еще раз подтверждает один из его постулатов в бизнесе: необходимо участвовать только в тех предприятиях, где у одного из партнеров больше 50% голосов. «Нормальные люди в бизнесе всегда смогут обо всем договориться, нельзя только делить ответственность», — объясняет Зиновьев.

Другой урок Зиновьев получил во время кризиса. В 2008 крупнейшее предприятия его группы — «Дненротяжмаш» нарастило производство тюбингов до 23500 тонн (в 2004 — менее чем 1000 тонн), предприятие получил заказы на производство разгрузочных комплексов, создало и выпустило электровоз для «Магнитки». Но когда грянул кризис, в 2009 году все металлурги посворачивали свои программы модернизации. Производство на «Днепротяжмаше» сократилось в несколько раз.

«Кризис основательно почистил наши мозги и бизнес процессы на предприятиях», — констатирует Зиновьев. Чтобы снизить издержки, он ввел специальных реестр для всех предприятий, в котором фиксировались все платежи, начиная с 1 гривны, предварительные утвержденные им и руководителем предприятия. Ревизия закупок позволила сократить расходы на 30%-40%. Также «Днепретехсервис» отказался от покупки нового оборудования, в следствии чего расходы снизились на 50 млн. гривен в год.

«Худшее уже позади», — уверяет Зиновьев. В 2010-м году его заводы произвели и реализовали продукции на 800 млн. гривен. Общий оборот группы Зиновьева учитывая металло-торговлю в других коммерческих операциях, составил 1,2 млрд. гривен.

В 2011-м планируется, что это сумма увеличиться как минимум в полтора раза, считает предприниматель. «Днепретехсервис» потихоньку размораживает проекты, которые были заморожены во время кризиса. Зиновьев обещает построить за пару лет специальный цех, который будет производить тюбинги под ключ — с учетом экономических, геологических и технологический условий заказчика.

«Мы ежегодно заказываем у «Днепотехсервиса» оборудования на десятки миллионов долларов. «Очень хорошо относимся к этой компании», — говорит вице-президент по связям с общественностью «Евраз Груп С.А.», Алексей Агурсев. В этом году «Днепретехсервис» для «Евраза» произведет вагоноопрокидыватель. Также предприятие выполнит крупные заказы для «Метинестхолдинга», «Арселор Миттал», российских «Северстали» и Новолипецкого МК.

65% своей продукции «Днепретехсервис» экспортирует в страны Евросоюза, Бразилию, США.

Но больше всего Зиновьева окрыляет то, что он снова работает на космос. «Наверное, это мечта детства, — признается бизнесмен. — Я увлекался научно-фантастическими книгами, потому и поступил в МВТУ». Несколько лет назад «Днепретехсервис» стал одним из подрядчиков амбициозного украинско-бразильского проекта «Циклон-4». Вместе с КБ «Южное» компания разработала стартовый и технологический комплексы для запуска ракеты и получила контракт на общую сумму 96 млн. гривен. До сих нор в Украине создавались только ракеты-носители, проектирование наземного оборудования было привилегией российских конструкторов. На территории «Днепротяжмаша» также строится стенд, на котором в этому году проведут испытания всех агрегатов и систем «Циклона-4» перед их отправкой в Бразилию.

Хотя ракетно-космическое машиностроение приносит «Днепретехсервис» всего 5% выручки. Зиновьев называет его одним из основных направлении своего бизнеса. Стенд, построенный на «Днепротяжмаше» пригодится не только для «Циклона». Генеральный директор Национального космического агентства Юрий Алексеев подтверждает, что основания для оптимизма у Зиновьева имеются. По данным Алексеева, Украина ежегодно обеспечивает 9-11% коммерческих запусков в мире.

Украинское государство переживает перманентный бюджетный кризис, но Зиновьев не боится, что казна прекратит финансирование проекта. Его пугает, что кто-то из участников проекта вообще не сделает свою часть работы. «Строительство космодрома с ракетами я, конечно, не оплачу , — говорит бизнесмен. — А наш заказ я, в конце концов, выполню за свои деньги». Он был готов к этому с самого начала.

Что такое «Циклон-4»

Визуализация старта ракеты-носителя «Циклон-4»

Визуализация старта ракеты-носителя «Циклон-4»

В 2004 году Украина и Бразилия договорились о запуске с бразильского космодрома Алькантара новой ракеты-носителя «Циклон-4», которую создадут украинские предприятия. Стоимость проекта — $520 млн. Первый пуск ракеты запланирован на 2012-й год. Всего должно производиться 6-10 пусков ежегодно. Проект реализует совместное предприятие Alcantara Cyclone Space, в котором на паритетных началах участвуют Украина и Бразилия. В подрядных работах занято 16 украинских предприятий, в том числе днепропетровские КБ «Южное» и «Южмаш», мариупольский «Азовмаш», харьковский «Хартрон».

 

Метки: , , , , , , , ,








PHVsPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19hZF9jb250ZW50PC9zdHJvbmc+IC0gdHJ1ZTwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2FkX2NvbnRlbnRfYWRzZW5zZTwvc3Ryb25nPiAtIDxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPVwiLy9wYWdlYWQyLmdvb2dsZXN5bmRpY2F0aW9uLmNvbS9wYWdlYWQvanMvYWRzYnlnb29nbGUuanNcIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0g0J/RgNC10LTQv9GA0LjQvdC40LzQsNGC0LXQu9GMICjQkiDRgdGC0LDRgtGM0LUpIC0tPg0KPGlucyBjbGFzcz1cImFkc2J5Z29vZ2xlXCINCiAgICAgc3R5bGU9XCJkaXNwbGF5OmlubGluZS1ibG9jazt3aWR0aDo0NjhweDtoZWlnaHQ6MTVweFwiDQogICAgIGRhdGEtYWQtY2xpZW50PVwiY2EtcHViLTMyNzE1MzExMjk0MzQ3ODBcIg0KICAgICBkYXRhLWFkLXNsb3Q9XCIxOTc4NTgzNDQxXCI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlIHx8IFtdKS5wdXNoKHt9KTsNCjwvc2NyaXB0PjwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2FkX2NvbnRlbnRfaW1hZ2U8L3N0cm9uZz4gLSBodHRwOi8vcHJlZHByaW5pbWF0ZWwuY28udWEvd3AtY29udGVudC93b29fdXBsb2Fkcy8yOS1yZXN0b3Jhbi1iaXMuanBnPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fYWRfY29udGVudF91cmw8L3N0cm9uZz4gLSBodHRwOi8vcHJlZHByaW5pbWF0ZWwuY28udWEvZW50cmVwcmVuZXVyc2hpcC9wcmFjdGljZS9vcGVuLXJlc3RhdXJhbnQ8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19hZF9oZWFkZXI8L3N0cm9uZz4gLSB0cnVlPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fYWRfaGVhZGVyX2NvZGU8L3N0cm9uZz4gLSA8c2NyaXB0IGFzeW5jIHNyYz1cIi8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzXCI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tINCf0YDQtdC00L/RgNC40L3QuNC80LDRgtC10LvRjCAoVG9wKSAtLT4NCjxpbnMgY2xhc3M9XCJhZHNieWdvb2dsZVwiDQogICAgIHN0eWxlPVwiZGlzcGxheTppbmxpbmUtYmxvY2s7d2lkdGg6NDY4cHg7aGVpZ2h0OjYwcHhcIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD1cImNhLXB1Yi0zMjcxNTMxMTI5NDM0NzgwXCINCiAgICAgZGF0YS1hZC1zbG90PVwiODAyNTExNzA0OVwiPjwvaW5zPg0KPHNjcmlwdD4NCihhZHNieWdvb2dsZSA9IHdpbmRvdy5hZHNieWdvb2dsZSB8fCBbXSkucHVzaCh7fSk7DQo8L3NjcmlwdD48L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19hZF9oZWFkZXJfaW1hZ2U8L3N0cm9uZz4gLSBodHRwOi8vcHJlZHByaW5pbWF0ZWwuY28udWEvd3AtY29udGVudC93b29fdXBsb2Fkcy8yOC1yZXN0b3Jhbi1iaXMtcy5qcGc8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19hZF9oZWFkZXJfdXJsPC9zdHJvbmc+IC0gaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL2VudHJlcHJlbmV1cnNoaXAvcHJhY3RpY2Uvb3Blbi1yZXN0YXVyYW50PC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fYWRfbGVhZGVyYm9hcmRfZjwvc3Ryb25nPiAtIHRydWU8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19hZF9sZWFkZXJib2FyZF9mX2NvZGU8L3N0cm9uZz4gLSA8b2JqZWN0IHdpZHRoPVwiNzI4XCIgaGVpZ2h0PVwiOTBcIiBjb2RlYmFzZT1cImh0dHA6Ly9kb3dubG9hZC5tYWNyb21lZGlhLmNvbS9wdWIvc2hvY2t3YXZlL2NhYnMvZmxhc2gvc3dmbGFzaC5jYWIjdmVyc2lvbj02LDAsMjksMFwiIGNsYXNzaWQ9XCJjbHNpZDpkMjdjZGI2ZS1hZTZkLTExY2YtOTZiOC00NDQ1NTM1NDAwMDBcIj48cGFyYW0gdmFsdWU9XCIvd3AtY29udGVudC93b29fdXBsb2Fkcy84LTUtNzI4eDkwYS5zd2ZcIiBuYW1lPVwibW92aWVcIj48cGFyYW0gdmFsdWU9XCJoaWdoXCIgbmFtZT1cInF1YWxpdHlcIj48ZW1iZWQgd2lkdGg9XCI3MjhcIiBoZWlnaHQ9XCI5MFwiIHR5cGU9XCJhcHBsaWNhdGlvbi94LXNob2Nrd2F2ZS1mbGFzaFwiIHBsdWdpbnNwYWdlPVwiaHR0cDovL3d3dy5tYWNyb21lZGlhLmNvbS9nby9nZXRmbGFzaHBsYXllclwiIHF1YWxpdHk9XCJoaWdoXCIgYmdjb2xvcj1cIiNmZmZmZmZcIiBzcmM9XCIvd3AtY29udGVudC93b29fdXBsb2Fkcy84LTUtNzI4eDkwYS5zd2ZcIj48L29iamVjdD48L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19hZF9sZWFkZXJib2FyZF9mX2ltYWdlPC9zdHJvbmc+IC0gaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL3dwLWNvbnRlbnQvd29vX3VwbG9hZHMvOC01LTcyOHg5MGEuanBnPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fYWRfbGVhZGVyYm9hcmRfZl91cmw8L3N0cm9uZz4gLSBodHRwOi8vYXJ0ZXhtZWRpYS5jb20udWE8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19hbHNvX3NsaWRlcl9lbmFibGU8L3N0cm9uZz4gLSB0cnVlPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fYWxzb19zbGlkZXJfaW1hZ2VfZGltZW50aW9uc19oZWlnaHQ8L3N0cm9uZz4gLSAxMTU8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19hbHRfc3R5bGVzaGVldDwvc3Ryb25nPiAtIGRlZmF1bHQuY3NzPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fYXJjaGl2ZV9wYWdlX2ltYWdlX2hlaWdodDwvc3Ryb25nPiAtIDE1MDwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2FyY2hpdmVfcGFnZV9pbWFnZV93aWR0aDwvc3Ryb25nPiAtIDE1MDwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2F1dG9faW1nPC9zdHJvbmc+IC0gZmFsc2U8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19jYXRfbWVudTwvc3Ryb25nPiAtIHRydWU8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19jb250YWN0X3BhZ2VfaWQ8L3N0cm9uZz4gLSAxMzY0PC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fY3VzdG9tX2Nzczwvc3Ryb25nPiAtIDwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2N1c3RvbV9mYXZpY29uPC9zdHJvbmc+IC0gaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL3dwLWNvbnRlbnQvd29vX3VwbG9hZHMvZmF2aWNvbi5pY288L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19leGNlcnB0X2VuYWJsZTwvc3Ryb25nPiAtIHRydWU8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19mZWF0dXJlZF9pbWFnZV9kaW1lbnRpb25zX2hlaWdodDwvc3Ryb25nPiAtIDM3MDwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2ZlYXR1cmVkX3NpZGViYXJfaW1hZ2VfZGltZW50aW9uc19oZWlnaHQ8L3N0cm9uZz4gLSA3NTwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2ZlYXR1cmVkX3RhZzwvc3Ryb25nPiAtIDwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2ZlYXR1cmVkX3RhZ19hbW91bnQ8L3N0cm9uZz4gLSA1PC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fZmVlZGJ1cm5lcl91cmw8L3N0cm9uZz4gLSA8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19nb29nbGVfYW5hbHl0aWNzPC9zdHJvbmc+IC0gPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29faGlnaGxpZ2h0c19zaG93PC9zdHJvbmc+IC0gdHJ1ZTwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2hpZ2hsaWdodHNfdGFnPC9zdHJvbmc+IC0gcHJha3RpY2hlc2tpeS1zb3ZldDwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX2hpZ2hsaWdodHNfdGFnX2Ftb3VudDwvc3Ryb25nPiAtIDM8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19oaWdodGxpZ2h0c19pbWFnZV9kaW1lbnRpb25zX2hlaWdodDwvc3Ryb25nPiAtIDc1PC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fbG9nbzwvc3Ryb25nPiAtIGh0dHA6Ly9wcmVkcHJpbmltYXRlbC5jby51YS93cC1jb250ZW50L3dvb191cGxvYWRzLzMyLTMwLWxvZ28ucG5nPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fbWFudWFsPC9zdHJvbmc+IC0gaHR0cDovL3d3dy53b290aGVtZXMuY29tL3N1cHBvcnQvdGhlbWUtZG9jdW1lbnRhdGlvbi90aGUtam91cm5hbC88L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19uYXZfZXhjbHVkZTwvc3Ryb25nPiAtIDwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX3JlY2VudF9hcmNoaXZlczwvc3Ryb25nPiAtICM8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb19yZXNpemU8L3N0cm9uZz4gLSBmYWxzZTwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX3Nob3J0bmFtZTwvc3Ryb25nPiAtIHdvbzwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX3NpbmdsZV9wb3N0X2ltYWdlX2hlaWdodDwvc3Ryb25nPiAtIDM1MDwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX3NpbmdsZV9wb3N0X2ltYWdlX3dpZHRoPC9zdHJvbmc+IC0gMjkzPC9saT48bGk+PHN0cm9uZz53b29fc2xpZGVyX2hlYWRpbmc8L3N0cm9uZz4gLSDQn9C+0YHQu9C10LTQvdC40LUg0L/Rg9Cx0LvQuNC60LDRhtC40Lg8L2xpPjxsaT48c3Ryb25nPndvb190aGVtZW5hbWU8L3N0cm9uZz4gLSBUaGUgSm91cm5hbDwvbGk+PGxpPjxzdHJvbmc+d29vX3VwbG9hZHM8L3N0cm9uZz4gLSBhOjI1OntpOjA7czo2NToiaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL3dwLWNvbnRlbnQvd29vX3VwbG9hZHMvMzMtZmF2aWNvbi5naWYiO2k6MTtzOjY1OiJodHRwOi8vcHJlZHByaW5pbWF0ZWwuY28udWEvd3AtY29udGVudC93b29fdXBsb2Fkcy8zMi0zMC1sb2dvLnBuZyI7aToyO3M6NjU6Imh0dHA6Ly9wcmVkcHJpbmltYXRlbC5jby51YS93cC1jb250ZW50L3dvb191cGxvYWRzLzMxLTMwLWxvZ28ucG5nIjtpOjM7czo2MjoiaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL3dwLWNvbnRlbnQvd29vX3VwbG9hZHMvMzAtbG9nby5wbmciO2k6NDtzOjcwOiJodHRwOi8vcHJlZHByaW5pbWF0ZWwuY28udWEvd3AtY29udGVudC93b29fdXBsb2Fkcy8yOS1yZXN0b3Jhbi1iaXMuanBnIjtpOjU7czo3MjoiaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL3dwLWNvbnRlbnQvd29vX3VwbG9hZHMvMjgtcmVzdG9yYW4tYmlzLXMuanBnIjtpOjY7czo3MjoiaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL3dwLWNvbnRlbnQvd29vX3VwbG9hZHMvMjctcmVzdG9yYW4tYmlzLXMuanBnIjtpOjc7czo3MDoiaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL3dwLWNvbnRlbnQvd29vX3VwbG9hZHMvMjYtcmVzdG9yYW4tYmlzLmpwZyI7aTo4O3M6NzA6Imh0dHA6Ly9wcmVkcHJpbmltYXRlbC5jby51YS93cC1jb250ZW50L3dvb191cGxvYWRzLzI1LXJlc3RvcmFuLWJpcy5qcGciO2k6OTtzOjcwOiJodHRwOi8vcHJlZHByaW5pbWF0ZWwuY28udWEvd3AtY29udGVudC93b29fdXBsb2Fkcy8yNC1yZXN0b3Jhbi1iaXMuanBnIjtpOjEwO3M6NzA6Imh0dHA6Ly9wcmVkcHJpbmltYXRlbC5jby51YS93cC1jb250ZW50L3dvb191cGxvYWRzLzIzLXJlc3RvcmFuLWJpcy5qcGciO2k6MTE7czo2NToiaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL3dwLWNvbnRlbnQvd29vX3VwbG9hZHMvMjEtMTUtbG9nby5wbmciO2k6MTI7czo2NToiaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL3dwLWNvbnRlbnQvd29vX3VwbG9hZHMvMTgtZmF2aWNvbi5naWYiO2k6MTM7czo2NjoiaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL3dwLWNvbnRlbnQvd29vX3VwbG9hZHMvMTctZmF2aWNvbjIuZ2lmIjtpOjE0O3M6NjU6Imh0dHA6Ly9wcmVkcHJpbmltYXRlbC5jby51YS93cC1jb250ZW50L3dvb191cGxvYWRzLzE2LWZhdmljb24uZ2lmIjtpOjE1O3M6NjI6Imh0dHA6Ly9wcmVkcHJpbmltYXRlbC5jby51YS93cC1jb250ZW50L3dvb191cGxvYWRzLzE1LWxvZ28ucG5nIjtpOjE2O3M6NjI6Imh0dHA6Ly9wcmVkcHJpbmltYXRlbC5jby51YS93cC1jb250ZW50L3dvb191cGxvYWRzLzE0LWxvZ28ucG5nIjtpOjE3O3M6NjI6Imh0dHA6Ly9wcmVkcHJpbmltYXRlbC5jby51YS93cC1jb250ZW50L3dvb191cGxvYWRzLzEzLWxvZ28ucG5nIjtpOjE4O3M6NjI6Imh0dHA6Ly9wcmVkcHJpbmltYXRlbC5jby51YS93cC1jb250ZW50L3dvb191cGxvYWRzLzEyLWxvZ28ucG5nIjtpOjE5O3M6NjI6Imh0dHA6Ly9wcmVkcHJpbmltYXRlbC5jby51YS93cC1jb250ZW50L3dvb191cGxvYWRzLzExLWxvZ28ucG5nIjtpOjIwO3M6NjI6Imh0dHA6Ly9wcmVkcHJpbmltYXRlbC5jby51YS93cC1jb250ZW50L3dvb191cGxvYWRzLzEwLWxvZ28ucG5nIjtpOjIxO3M6NjE6Imh0dHA6Ly9wcmVkcHJpbmltYXRlbC5jby51YS93cC1jb250ZW50L3dvb191cGxvYWRzLzktbG9nby5wbmciO2k6MjI7czo2NjoiaHR0cDovL3ByZWRwcmluaW1hdGVsLmNvLnVhL3dwLWNvbnRlbnQvd29vX3VwbG9hZHMvOC01LTcyOHg5MGEuanBnIjtpOjIzO3M6NjY6Imh0dHA6Ly9wcmVkcHJpbmltYXRlbC5jby51YS93cC1jb250ZW50L3dvb191cGxvYWRzLzgtNS03Mjh4OTBhLmpwZyI7aToyNDtzOjY2OiJodHRwOi8vcHJlZHByaW5pbWF0ZWwuY28udWEvd3AtY29udGVudC93b29fdXBsb2Fkcy84LTUtNzI4eDkwYS5qcGciO308L2xpPjwvdWw+