Травень 27, 2018

Завод з виготовлення ресторанів

лютий 20, 2011    ПрактикумРаспечатать эту статью

Завод з виготовлення ресторанів

Продвижение ресторана при помощи платья за $1 млн.

Владельцам группы являются Вадим Лапин и Дмитрий Сергеев. В прошлом году они создали заведение под названием Tiffany cafe, идея которого была создать некую модную тусовку, они даже приобрели на Sotheby’s платье Одри Хепберн, в котором она позировала в фильме «Завтрака у Тиффани». За то чтобы выставить его в своем зале, рестораторы заплатили за него один миллион долларов. Само заведение обошлось в такую же сумму, но к сожалению шум вокруг этого заведения утих и все усилия сошли на нет. После чего владельцы сменили вывески и формат, таким образом появился ресторан «Бегемот». Настоящий предприниматель всего экспериментирует!

На данный момент в холдинг Ginza Project входят 25 ресторанов в Москве, Питере и даже в Нью-Йорке, помимо этих ресторанов также имеется сеть из 36 бюджетных кафе «Япоша».

Благодаря слаженной работе коллективе и предпринимательскому таланту в 2007 году группа получила оборот в $70 млн., выручку Лапин не назвал, но утверждает что она гораздо выросла за счет увеличения количества заведений вдвое.

«Я уверен, Ginza в плюсе, если может позволить себе активное развитие сейчас», Андрей Петраков, управляющий партнер компании «Ресторанный консалтинг».

25 разных, самостоятельных проектов с разными вывесками – достаточно солидный показатель в ресторанном бизнесе. Большим числом ресторанов, всего 38, владеет только легенда российского рынка Аркадий Новиков. Но в отличии от легенды и профессионального повара, который пришел на рынок вначале 90-x, Лапин и Сергеев бывали в ресторанах только в качестве гостей и на рынке сравнительно недавно, с 2003 года. Как им удается обходить профессионалов?

Землеторговец и обувщик поставили на суши

Впервые Лапин заработал серьезные деньги на производстве обуви. Позже стал везти ее из Италии, параллельно открыв в Питере пару магазинов с дизайнерской одеждой.

Пока Лапин ездил на шоу и показы, его друг Дмитрий Сергеев в 2003-м заработал свой первый капитал на торговле земельными участками и переехал в Москву. Обнаружив, что в столице идет бум на суши-бары, Сергеев предложив Лапину взяться за новое дело, но тот отказывался, пока петербургские друзья, которые открывали дорогой фитнес-центр не попросили подыскать человека, который смог бы устроить в спортивном комплексе японский ресторан. Лапин не отказался и ответил что знает такого человека и перехватил повара Сергея Хана, который хотел переехать в Киев после работы в нескольких заведений Москвы. Остальной персонал был нанят через рекрутинговое агентство.

Первое заведение стоило рестораторам относительно недорого по московским меркам — $600 000. «Мы его долго продвигали , — рассказывает Лапин, — после чего организовали веранду, одну из первых в Питере, начали проводить там вечеринки «такие как в Москве» — и он окупился».

Когда ребята окончательно составили представление об этом бизнесе на собственном опыте, они начали открывать по 5 ресторанов в год – суммарная стоимость всех инвестиций достигала около $15 млн. в год.

Очевидный вопрос, откуда финансирование? Практически они продавали свои навыки, знания и умение заниматься ресторанным бизнесом инвесторам со связями и средствами.

Где они находили деньги, помещения и идеи? Фактически они продавали инвесторам со средствами и связями свое умение заниматься ресторанным бизнесом.

Окупаемость ресторанов — три года

Какую прибыль получают рестораторы? Выручка всех ресторанов (исключая из списка «Япошу») составляет примерно $80 млн. в год. «Основатели группы могут иметь долю около 30%», – делится Денис Яхно, глава консалтинговой компании «Настроение +». При докризисной рентабельности в 30% доходы только от управления группой могли достигать около $8 млн. в год не считая дивидендов.

Инвесторы тоже не жалуются. «Срок окупаемости в проекте — три года», — поделился Лапин. До кризиса можно было добиться окупаемости за два года.

«Они знают всю публику и стараются именно для нее», – рассказывает еще один партнер «Ginza», директор Московского музея современного искусства Василий Церетели. Уверяет что работой управляющих абсолютно доволен.

Недавно Церетели открыл ресторан La Parila в Москве, аргентинская кухня и соответствующая атмосфера. «Все было сделано чтобы этот ресторан был успешный, но он не был», – эмоционально отвечал Церетели. — А потом мы привлекли Ginza. Ребята переделали заведение в ресторан грузинской кухни «Эларджи». «Я лично присутствовал, когда один из ребят приезжал и много, дотошно рассказывал как должно висеть полотенце в туалете, какой будет музыка, атмосфера», — увлеченно рассказывает Михаил Баженов.

Управляющих для своих ресторанов Лапин и Сергеев обучают сами, но прежде чем получить руль управления, каждый из них проходит жесткую школу «Япоши», где принято экономить на мелочи.

Недальновидность в названии «Япошки» стоила основателям в $2 млн.

После того как Ляпин и Сергеев открыли свой первый ресторан Ginza, предугадав суши-бум в России, они создали сеть недорогих японских ресторанов. Сергеев придумал название «Япошка», для тех кого пугает сырая рыба, предлагали борщ и салат оливье. После многочисленных открытий в Москве, в 2006 году казалось, что мест для новых ресторанов уже нет. В Москве уже работали «Планета Суши» и «Якитория», в Петербурге — 30 заведений сети «Евразия». Но несмотря на отсутствие удачных мест, всего за три года сеть ресторанов «Япошка» приблизилась к конкурентам с 36 ресторанами, из которых 19 в Москве. В процессе расширения сети, управляющие сменили вывеску с «Япошки» на «Япошу». По одной версии, владельцы сами решили, что неполиткорректное название может нести риски при расширении, по-другой, название сменили по просьбе посольства Японии. Такой неопрометчивый шаг стоил владельцам в $2 млн.

«Япоша»также развивалась на деньги инвесторов  — Лапин и Сергеев в 2007 году договорились с Ильей Юровым, который контролирует банк«Траст». Андрей Петраков («Ресторанный консалтинг»)  подсчитал, открытие одного сетевого кафе со среднем чеком как в «Япоше», площадью в 300 кв. м сейчас может обойтись в $600 000. Исходя из этих расчетов объем инвестиций в «Япошу» обошелся основателям в $20–25 млн. Оборот «Япоши» в прошлом году составил примерно $70 млн. Окупаемость сети эксперты рассчитать не берутся.

«Япоша» появившись на рынке начала вести ценовую борьбу, цена за суши с лососем была на треть дешевле чем у конкурентов — всего 29 рублей. В кризис Ginza начала жестко торговаться с арендодателям (основатели «Япоши» хотели уступок в размере 30%). В итоге начиная с 2009-го управляющие открыли еще два новых заведения и 13 авторских проекта «Япоша».

Безусловно формат данных заведений не позволяет выстроить в два ряда лимузины с ожидающими водителями и охраной. Но это все же еще один шаг, который приближает их к лидерам рынка Новикову и Деллосу.

Справка:«Ginza Project — был создан людьми, которые никогда в жизни не занимались ресторанами». Эта фраза стала крылатой после успешного открытия двух ресторанов, после чего и появилась компания Ginza Project. На данный момент компания владеет около 100 ресторанов в разных городах России, а также в Нью-Йорке.

Мітки: , , ,